События

 
 
Управа до и после ремонта 3

Home Sweet Cossack Home

165 years earlier

Fort Verny started as fortress on a strategically located site of a nomad camp dating back to the late Middle Ages to protect the land from the invasion of the Kokand Khanate, which had its own claims to the Kazakh land.

Renowned Russian military engineers Arcady Telyakovsky and Eduard Tolteben had built the fortress on the Maly Almaty riverbank with ramparts, powder cellars, barracks, storehouses for weapons, ammunition, and food by autumn 1854. In 1855 a first prayer house was built a few hundred miles up the hill. It was later rebuilt into a Cossack church as a Cossack Headquarters were built there around 1902.

Nowadays

 

The former fortress is one of the historical monuments of Almaty – abandoned, ignored, and as a result decaying fast. Over the years, neither the Soviet nor the post-Soviet local agencies have been able to tackle its issues. At times when some memorial dates were approaching, they were undertaking pains to restore it, to invite the UNESCO representatives to register the complex as a national heritage (the letter was made but, presumably never sent), even succeeded in putting it on the list of complexes under the local government protection. The work has stopped here since 2004, and most of the buildings of the complex have now been lost. The four remaining are in desperate state…

In contrast to the Fortress Vernoe fate, the Cossack HQ managed to survive, housed schools, Soviet era cultural centres and clubs with little to no care from the local authorities. Until by 2000 it was drawn to a pitiful state.

In 2006, as Yuriy Zakharov was elected Ataman-in-Chief of the Kazakhstani Cossacks the Semireks addressed him with an appeal to help to preserve the historic building in memory of the people who protected the rich Semirechiye land from Kokands and turned it into orchards. The building was in such a poor state that the authorities decided to demolish it and sell the tiny piece of land at auction.

Управа до и после ремонта 2

Owing to a successful work of the new Ataman the building was leased to the Cossacks free for 49 years. Obviously, the Cossacks did not have resources anywhere near the amount required for the full restoration. It was the Ataman who helped in this issue again. In 2012, in the restored historical building of the Cossack Government of Verny, the State Cossack Cultural Center opened its gates and doors to all the members of the NGOs. This was a big event not only for the Cossacks, but also for all Almaty residents and citizens of Kazakhstan, who received another beautiful attraction.

Управа до и после ремонта 6

Even if it has been visited by many well-known guests from near and far during these 7 years, the Cossack Cultural Center is not just a cultural landmark. Its buzzing with people, and activities seven days a week. Much work is being done to revive the Cossack and Russian culture and traditions. The Center is a home for many creative, musical, and sports teams, it has a museum, a library, a computer class and much more. The center hosts events of the Semirek Cossacks and the Almaty branch of the Russian Community of Kazakhstan, forums of the Coordination Council and of the World Union of Cossack Atamans.

Управа 2012 15

“ATAMAN”

In 2014, Ataman was organized under the auspices of the Cossack Cultural Center by the late Tatyana Petrovna Trubacheva. For a couple of years, she had been scrupulously and tirelessly looking for children aged 8 - 16 who were willing and able to sing and love Russian and Cossack folklore. A real professional she did a great job. Since then, the "Ataman" managed to win the love of the audience. The ensemble performs at all events of the Russian community, krugs and gathering of Semirechie Cossacks, takes part in events organized by the Assembly, performs in the House of Veterans, orphanages, festivals in Almaty and Bishkek.

Ataman

“Semirechie Rainbow"

The school of traditional Cossack physical culture " Semirechye Rainbow" was founded in April 1992 by the Comrade of the Ataman-in-Chief Cossack colonel Sergey Vasilyevich Mashkantsev. Much work has been done to systematize and revive the traditional physical culture of the Cossacks. This knowledge is tested at regular training sessions at the Cossack Cultural Center and in the fields all around vast Kazakhstani steppes. More information about the work of school mentors can be found at www.kazakrs.org.

Cossack Shermitsy

The traditional physical culture of the Cossacks includes both general physical training and special Cossack training, i.e. Shermitsy. This includes martial arts, using shashka (saber), lance, and bow, riding a house. The Cossack train here in the Centre every Sunday – rain or shine!

Slavic craft workshop and folk band “Zhiva”

The workshop was organized by Olga Yurievna Vasilevskaya in the autumn of 2014. The main task of the workshop is to preserve and popularize Slavic crafts, to study, share and popularize the traditions and customs of the Russian people. In our classes, the workshop participants learn to make traditional dolls, sew folk outfit, weave belts, write painting traditional Pysanky Easter eggs, and also study folk dance and singing. The Workshop is currently working on several projects: "Grandma's little box" - a traditional doll.
"Kostolomka" - a traditional dance.
"
Clothing etiquette" - tailoring a traditional costume.
"Slavic style" - tailoring stylized clothing.
“Chatter boxes” is a project created for live communication of participants both on various abstract topics.

“Sudarushky Club”

The history of the creative workshop begins in August 2014, when the ladies of the Almaty branch of the Russian Community of Kazakhstan announced the start of the club. The workshop is open for ladies who love creativity. They engage in knitting, beadwork, embroidery, drawing, modeling and other types of needlework. The friendly team of the Club participates in all the activities of the Russian Community: prepares props, writes posters. Each November they hold “Russian Matryoshka” festival, with lots of handmade Russian costumes and kokoshniks. The creative workshop is open to everyone.

IMG 9630

Library, Computer and Linguistic Class

The Cossack cultural center revives the culture and traditions of Russian and Cossack people, and think about the future. There is a library, a computer and linguistic classroom, where training courses are organized in Kazakh, Russian and English. We offer computer literacy courses, lectures and seminars on various topics. Additionally, Russian universities used to hold preparatory courses and entrance exams in the Centre.

The library of the Center has several thousand books on various topics, including the history of the Cossacks, history of Russia, Kazakhstan, fiction of Russian and foreign authors and classics. All the books were donated by our members and guests. A computer class, albeit small, is equipped with the most modern equipment, i.e. computers, a video projector, an interactive whiteboard, a portable screen, a flipchart.

Museum of Cossack History, Hostel, and Restaurant

The pearl of the Cossack Cultural Center is its Museum of the Cossack History. Since the first day we have been collecting items of antiquity, of Cossack life, old and modern photographs of the Cossacks, Cossack traditional outfit kindly presented to the museums by the Cossacks and their families, musical instruments and much more. There is even a small replica of the Cossack Hata (room) with 100% authentic items.

Cossacks are very hospitable people. We have three small but cosy rooms for our guests arriving from other cities and countries. And yes, sure this accommodation is free.

Well then, after a long walk in the surroundings and in the Centre, after having listened to the Cossack singing, and taken a traditional Cossack Dance anyone might feel like having a bite.

Then you are welcome to the Cossack restaurant "Ataman". Here you can try authentic Cossack dishes prepared according to the old recipes, drink a strong camp tea.

Many Cossacks, and other Almaty residents and guests say they feel safe and relaxed owing to a special aura reigning in the building.

God bless the Cossacks! God bless all good people!

 


Подолян Виктор

Вечная память великому человеку

На 68 году ушёл из жизни талантливый музыкант, профессионал высшей категории, пропагандист народной русской и казачьей музыкальной культуры ПОДОЛЯН Виктор Иванович.

          Свой путь в мир музыки Виктор Иванович начал, окончив обучение в Петропавловском музыкальном училище. Следующей ступенью его профессионального роста стало получение высшего образования в Челябинском институте культуры. Полученные знания были реализованы в период службы в рядах Советской Армии в Ансамбле песни и пляски в Приволжском военном округе. После демобилизации он продолжает обучение в Уфимском институте искусств по классу баяна. По возвращении в родной Петропавловск в 1978 году, Виктор Иванович вместе с супругой Альфиёй Васимовной и дочерью Еленой работают преподавателями по классу баяна и дирижёрами. Расширяя свои профессиональные знания, Виктор Иванович оканчивает Московский институт имени Гнесиных. Талантливого музыканта приглашают в петропавловский Дом культуры железнодорожников, где он и работал до конца своей жизни.

          С 1984 года Подолян В.И. руководит одновременно хором в Токушинском совхозе Северо-Казахстанской области, и вскоре этот коллектив получает звание «Народный». Но на этом Виктор Иванович не останавливается и, повышая свой образовательный уровень в 1994 году заканчивает Российскую академию музыки.

С 1996 года он становится бессменным руководителем хора русской и казачьей песни «Звонница». Хор зарекомендовал себя лучшим музыкальным коллективом города, имеет звание Народного, лауреат множества конкурсов в Казахстане и России.

За свой вклад в развитие музыкальной культуры Подоляну В.И. присвоено звание «Лучший деятель культуры Казахстана», а также присвоены общественные награды казачьих организаций, почетные грамоты и благодарности.

Всемирный Союз Казачьих Атаманов, Координационный Совет русских, казачьих и славянских организаций Казахстана, Союз казачьих общественных объединений, Русская община Казахстана, общественность города, многочисленные поклонники творчества Виктора Ивановича искренне скорбят о его кончине, незаменимой утрате замечательного человека и великого музыканта.

 


Лиенц

Памяти казаков и казачек, репрессированных и убиенных

 

Где каменистый берег очень крут,

 

 

Раз в год, в одну и ту же дату,

Рядами тени казаков встают,

Что головы сложили здесь когда-то.

Те, что погибли не в лихом бою,

Поднялись во весь рост из мрака тлена.

Все те, кто Честь не предали свою.

Под пулемётами не встали на колени.

Террору красному, троцкистским палачам

Не подчинились, выбирая вечность.

Внимать не стали дьявольским речам,

Жалели лишь, что жизнь так скоротечна.

Что не смогли Отчизне послужить,

От напастей её оберегая,

Но верили - Россия будет жить.

Только не их Россия, а другая...

Какая бы ни шла о том молва,

И правду не старались скрыть красиво,

Память в народе по сей день жива

 

О них, великих воинах России. 


Кумарская битва

Кумарская битва: как 500 русских казаков победили 10-тысячную армию Китая

Некоторые считают, что территории в Сибири и на Дальнем Востоке России достались «просто так», почти задаром, а потому мало ценят эти земли. Но на самом деле просторы российские были приобретены ценой тяжелых потерь, в ратных подвигах и тяжелейших трудах казаков и промышленников. Кумарская битва русских с огромным войском империи Цинь стала настоящей демонстрацией героизма казаков, которые были готовы пожертвовать собой ради царя, веры и товарищей — земледельцев Албазина.

Онуфрий Степанов — «царский» человек

Произошла битва в 1655 году на реке Кумаре (Хумархэ) через два года после того, как был арестован атаман Ярофей Хабаров. Обстановка в Приамурье складывалась тяжелая: маньчжуры готовились навсегда поставить точку в появлении на Дальнем Востоке русских, разгромив Албазин и заняв Нерчинск, и услышав про отсутствие «грозного Хабара», активизировались. Против русских выступали даурцы и дючеры — оседлые тунгусы. И неизвестно, чем бы закончился их поход, если бы не атаман Онуфрий Степанов, вставший во главе казаков.

О Степанове известно очень мало, а то, что известно, — довольно таинственно. В то время ему было около 30 лет, был он крепок и силен, слыл мастером рукопашного боя, состоял в личной переписке с царем Алексеем Михайловичем. В отряде Хабарова появился не сразу, а с подмогой, которую Хабаров привел на восток осенью 1650 года. Очевидно, Степанов был профессиональным военным, превосходно знал фортификацию и артиллерийское дело, а кроме этого, имел авторитет и был образован.

Первое столкновение

Как указывают в статье «Кумарская битва» географы Вячеслав Геннадьевич Шведов и Алексей Николаевич Махинов, Степанову приходилось то и дело вступать в стычки «с дючерскими мужиками», а в 1554 году в низовьях Сунгари атаман проявил удаль, напав на лагерь армии империи Цинь, в котором находилось не менее 3000 человек. Очевидно, казаки, сплавляясь на дощаниках, случайно напоролись на маньчжур и другого выхода у них не было.

Схватка была настолько жаркой, что казаки вмиг выбили маньчжур из стругов, захватили пристань, а противник был вынужден укрыться на земляным валом лагеря. Казаки захватили много оружия и пленных, сожгли корабли противника и пристань, погрузились на дощаники и отплыли восвояси.

На армию империи Цинь они произвели такое впечатление, что после их отхода маньчжуры спешно снялись с места и отошли на юг. Однако терять данников маньчжуры не хотели и стали готовиться к битве. Благодаря знаниям и смекалке атамана Степанова битва эта состоялась в месте, которое было максимально неблагоприятно для маньчжур.

Главное — укрепить острог

Вместо того, чтобы отступить в Албазин и ждать неприятеля там, Степанов решил дать отпор в устье реки Кумары, где уже стоял городок, поставленный Хабаровым. Как человек военный, он понимал, что в случае нападения на Албазин маньчжур казаки могут потерять урожай, который выращивали земледельцы. Остаться без хлеба в планы Степанова не входило, и он в два месяца укрепил Кумарский острог так, что взять его было невозможно, а пройти мимо — не получалось. Вокруг были горы, реки Амур и Кумара простреливались из острога, а единственная сухопутная дорога шла через Хинганское горло — узкую долину между хребтами, и выходила снова к Кумарскому острогу.

510 казаков под руководством Степанова на большом земляном валу возвели крепостные стены в двумя рядами бойниц, с «быками» (башнями). Изнутри стены заполнили камнями и землей — «хрящем», а изнутри укрепили насыпью. Крепость была окружена рвом шириной в две сажени, огорожена рядами острого частокола, между которыми был насыпан «чеснок железный опотайный» — острые железные шипы.

Но и маньчжуры пришли не с пустыми руками. Ядро десятитысячной армии генерала Минъандали составляли маньчжуры — они были командирами и артиллеристами, основную массу составляла китайская пехота, но были монголы, дауры и дючеры. Вооружены маньчжуры были по последнему слову техники. Как писал царю Степанов, у китайцев были боевые «арбы», защищенные железными щитами и снабженные лестницами для взятия стены, были передвижные укрепленные штабы — «гуляй-города»», «огненные стрелы» и 15 пушек. У Степанова было всего три пушки.

Битва

Армия Минъндали подошла к острогу 13 марта 1655 года и застала за его стенами отряд лесорубов. Большинство из были убиты, но Степанов отбил несколько товарищей.

Маньчжуры начали переговоры — казакам сулили золото и должности, но предателей не оказалось. Тогда китайцы обрушили на русских мощь артиллерии. С 15 по 23 марта по крепости было выпущено не менее 700 ядер, обстрел продолжался круглосуточно, но видимого ущерба не нанес.

24 марта враги пошли на штурм, но приблизиться к крепости им не удалось. Тогда генерал Манъандали бросил на штурм всю пехоту и добился обратного эффекта — солдат было слишком много, они сгрудились под стенами и стали мишенью для казаков. Степанов понял, что командование в армии врага затруднено, и пошел в атаку.

Эффект от вылазки казаков потряс маньчжур, и они обратились в бегство. Ведению боевых действий мешала разноязычность: монголы не понимали китайцев, китайцы — маньчжур, а дауры — и тех и других. Казаки пробились через толпу в лагерь Манъандали, подожгли часть осадных орудий, захватили две пушки и без особых потерь отошли в крепость. После неудачи Манъандали простоял под стенами крепости неделю, пытаясь вступить в переговоры, а 4 апреля громадная армия империи Цинь развернулась и с позором отправилась домой.

Казаки напоследок захватили 30 пудов пороха и больше 700 пушечных ядер, а враги были настолько расстроены неудачей, что сами сожгли осадные орудия и «пометали в воду куяшную одежду» (доспехи). Так непобедимая империя проиграла битву горстке русских людей.

В России исход сражения произвел фурор. А народ сложил о битве балладу «Во Сибирской во украйне, во Даурской стороне», в которой пел о событиях, произошедших на Кумаре. Жизнь Онуфрия Степанова оказалась короткой — он погиб в 1658 году в бою на Корчеевской луке ниже устья Сунгари. Вместе с ним там погибли еще 270 казаков, — об этом в статье «Российские землепроходцы в Приамурье» указывает историк Анна Ивановна Коваленко.

Майя Новик

 


100

Казачья голгофа: 100 лет расказачиванию

В Новочеркасске в память о столетии начала так называемого расказачивания состоялся круглый стол с участием казаков, представителей Южного научного центра РАН, Новочеркасского музея истории донского казачества и Южного федерального университета. То, что происходило в тот период на землях казаков, до сегодняшнего дня вызывает споры. До сих пор историки не сошлись ни в масштабах жертв этих трагических событий, ни, собственно, в том, каким термином называть политику советской власти в отношении казачества — расказачивание или геноцид.

Что известно о расказачивании

100 расказачивание

Датой начала политики расказачивания считается 24 января 1919 года. В этот день Оргбюро ЦК РКП(б), возглавляемое Яковом Свердловым, приняло секретное циркулярное письмо партийным организациям Дона и Приуралья, определившее политику большевиков по отношению к казачеству.

Директива признавала единственно правильной самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путём поголовного их истребления. В частности, партийным организациям поручалось провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно, а также беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с советской властью. Кроме того, большевики должны были конфисковать хлеб и полностью разоружить казаков, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.

Сразу же после принятия этого циркулярного письма оргбюро ЦК разослало его на места с указанием решительного осуществления всех указанных мер. По мнению доцента исторических наук Трута, «так было положено начало реализации преступной политики террористического расказачивания, вылившегося в геноцид казачества как этносоциальной общности».

Расказачивание, геноцид или стратоцид

100 kazaki-3

Говоря о расказачивании, доктор исторических наук, заведующий лабораторией «Казачество» Южного научного центра РАН, профессор ЮФУ Андрей Венков отметил, что этот процесс начался задолго до большевиков. Так, уже во второй половине XIX века царское правительство внимательно изучало состояние казачьего общества, высказывались идеи изменения социального положения казаков в рамках существующей системы взаимоотношений внутри российского общества. Под «расказачиванием» тогда понимали упразднение сословных льгот и тягот, уравнение его в социально-экономических правах с другими слоями населения, главным образом с крестьянством.

Однако, по словам Андрея Венкова, именно большевики в реализации политики расказачивания впервые применили по отношению к казакам террористические методы.

— Во многом жестокость, с которой большевики подошли к решению «казачьего вопроса» обусловлена тем, что, по мнению идеологов революции, именно казачество мешало расползанию мирового революционного «пожара». Весной 1919 года на места спускают зловещую инструкцию, которая предписывает подвергнуть уничтожению всех казаков и казачек, которые прямо или косвенно участвовали в сопротивлении советской власти. Объектом террора стало бы практически всё население Дона, — рассказал Андрей Венков.

Из доклада профессора следует вывод, что обозначить те трагические события только лишь термином «расказачивание» нельзя. Масштабы жертв, жестокость приговоров, зверства и массовые убийства казаков дают основания определять происходившее самыми жёсткими терминами.

Вопрос лишь в более точном определении — геноцид или стратоцид. По словам Андрея Венкова, казачество является очень сложным, многогранным явлением, и однозначного ответа на вопрос, кто такие казаки — сословие, народ или этнос — нет до сих пор. Отсюда нет и определения политике того периода по отношению к ним.

«— Когда мы говорим о ликвидации казачества, термин «геноцид» как таковой достаточно узок. Этот термин прозвучал в правительственных документах по реабилитации репрессированных народов. Но он не покрывает всей этой трагедии», —считает профессор.

Оппонентов у Андрея Венкова в ходе этого круглого стола не нашлось. Однако отметим, что далеко не все историки придерживаются такой точки зрения.

Существует мнение, что террор, свирепствующий по казацким станицам, не имеет отношения к расказачиванию. Этот террор — естественное следствие упорной гражданской войны двух примерно равных по силе противников. Назвать события гражданской войны, несмотря на все сопровождающие такую войну зверства, расказачиванием, неверно, считает профессор Павел Голуб. Притом как с одной, так и с другой стороны фронта гражданской войны были казаки. И в этой гражданской войне с обеих сторон были и децимации, и захват заложников, и непередаваемые зверства.

С этой позицией не согласился благочинный новочеркасского округа, почётный гражданин Новочеркасска протоирей Олег Добринский. Отметим, что он, давая свою оценку тем событиям, был самым конкретным и категоричным.

— Говорить об узкобатальных событиях, когда погибают люди на поле брани, — это одно, а давать оценку массовой гибели женщин и уничтожению детей — совсем другое. Главный признак геноцида — это уничтожение генофонда нации, уничтожение народа, — отметил священнослужитель. — Я думаю, что Нюрнберг — просто курорт по сравнению с тем, каким должен быть процесс над теми, кто осуществлял расказачивание.

Олег Добринский призвал общественность подойти к тем событиям с нравственной и правовой точки зрения и недвусмысленно осудить тех, кто стал вдохновителем и кто реализовывал политику геноцида в отношении казачества.

Масштабы жертв

Последствия гражданской войны и политики расказачивания были очень тяжёлыми. Казачество понесло страшные потери. Жестокие расправы сильно сократили численность казачьего населения.

Однако более или менее точное количество погибших и пострадавших в результате террора неизвестно. Пока не существует даже общепринятой методики подсчёта жертв. Разброс цифр, по разным оценкам, огромен. Одни называют цифру в несколько десятков тысяч погибших, расстрелянных и замученных, умерших от болезней и голода. Другие утверждают, что число жертв геноцида казачества переваливает за 2 миллиона человек.

По некоторым данным, на 1 января 1916 года население Донской области составляло 4 миллиона человек. В 1922 году — чуть более 1,5 миллиона человек. За семь лет оно сократилось на 2,5 миллиона человек, то есть более чем на 60%. Точной статистики по доле в этих потерях репрессированных казаков нет, однако, по оценкам историков, она была немалой.

История расказачивания в народной памяти

Одним из обсуждаемых в современной науке вопросов являются не только сами события расказачивания, но и сохранение исторической памяти о них. В частности, довольно противоречиво отражена история донского казачества в годы гражданской войны в мемориальной культуре.

Доктор исторических наук, профессор, заместитель председателя ЮНЦ РАН Евгений Кринко обратил внимание участников круглого стола на то, что на протяжении длительного времени в мемориальной культуре была представлена лишь одна точка зрения на события гражданской войны — советская. В качестве примера можно назвать памятник Подтёлкову и Кривошлыкову на Троицкой площади в Новочеркасске.

Кстати, именно этот памятник протоирей Олег Добринский назвал идолом и отметил, что ему не место на главной площади казачьей столицы, тем более на месте, где ранее находился православный храм.

По словам Евгения Кринко, лишь в начале 1990-х годов начали появляться памятники и мемориальные доски, повествующие о казаках, которые сопротивлялись советской власти и стали жертвами политики расказачивания. В то же время, по мнению Евгения Кринко, ряд таких памятников повторяет ту самую советскую ошибку — однобокость. Всё чаще общество сталкивается с попытками новой героизации участников Гражданской войны, но теперь уже с другой стороны.

По сути, участники встречи так и не дали ответов на спорные вопросы об эпохе расказачивания. Однако, по мнению присутствующих, такой круглый стол — первый серьёзный шаг в обсуждении тех событий. Ведь на протяжении многих лет тема расказачивания и вовсе была скрыта от общественности. Подобные встречи планируют продолжить и в более широком кругу учёных.

Ксения Егорова