Масленица в традициях казачества

События

 
 

Масленица в традициях казачества

Масленица 7

Масленица – древний славянский праздник с многочисленными обычаями, через века дошедший до наших дней. Праздник этот истинно народный, отразивший в себе двойственность русского мироощущения, где соединялись элементы как христианских, так и языческих верований. Сроки проведения Масленицы зависят от даты главного христианского праздника Пасхи.

С точки зрения христианина, сыропустная неделя или масленица – это последняя приготовительная седмица перед подвигом Великого поста. В православной традиции, в богослужебных книгах и календаре она называется сырной седмицей, потому что по уставу можно вкушать только сыро-молочную пищу и рыбу. Богослужебные особенности сырной седмицы и история церковного устава опровергает мнение, что масленица восходит к некоторым языческим обычаям. Как повествуется в Синаксаре (в субботу сыропустную), византийский император Ираклий (610 -640) после шестилетней изнурительной войны с персидским царем Хозроем дал обет не вкушать мясо в последнюю седмицу перед Великим постом. Была одержана победа. Приняв благочестивый обет и ходатайство царя, Церковь ввела это в свой устав.

Вечером воскресного дня совершается чин прощения, чтобы войти в спасительные дни поста, находясь со всеми в мире. Родился этот обычай среди древних египетских пустынников, которые собирались в последний день перед постом для совместной молитвы. Испросив друг у друга прощение, они расходились в уединенные места обширной пустыни и проводили св. Четыредесятницу в великих аскетических подвигах. Врата монастыря запирались до недели Ваий.

Сложившийся на Руси обычай проводить масленую седмицу с блинами вполне соответствует особенностям национального благочестия. В эти дни слабели сословные, имущественные, должностные различия. К столу могли быть приглашены люди незнатные, странники, нищие. Хождение друг к другу на блины родственников сближало их, давало удобный повод забыть обиды и недовольства, которые накопились за год.

Для казаков проводы зимы – относительно молодой праздник, они начали отмечать его лишь в XVIII веке.

Масленица у донских казаков

Масленица 1

В Масленицу у донских казаков на улицах проводили скачки, а дети стреляли из маленьких пушек. В казачьей Масленице главное – не гулять и пировать, а соревноваться. Казаки любили показывать свою доблесть и удаль. На празднике всегда обязательно присутствовали скачки, непременно проходили состязания по владению оружием.

В 1892 году донской историк Василий Дмитриевич Сухоруков написал книгу «Общежитие Донских казаков в XVII и XVIII столетиях». В ней он описывает, как казаки праздновали Масленицу в столице донского казачества Новочеркасске:

«Масленица у предков наших праздновалась великолепным образом: целую неделю от малого до старого весь город веселился. Кроме приятельских бесед мужчин и женщин, которые в эту неделю почти в каждом доме распевали псалмы и богатырские песни, главное отличие масленичного веселия составляли скачки и пальба. Приготовления к сему начинались почти целым месяцем ранее; во все это время молодежь не выходила из конюшен, недосыпала ночей. С наступлением первого дня Масленицы вооруженные наездники со всего города собирались к назначенному месту, на лучших скакунах с дорогими наборами, всякий с желанием блеснуть конем, сбруею, удальством. Стечение было самое многолюдное: сюда выезжали и прабабушки наши со своими красавицами-дочками в нарядных возках с жаровнями. На открытом месте стояла мишень – пучок камыша, перпендикулярно поставленный, а саженях в 200 от него назначался пункт, от которого надлежало скакать.

Начиналась скачка: первый несется стрелою седой старец; бросив у самого пука поводья, прикладывается он коротким своим ружьем и пук зажжен. За ним летит юноша, который, на все скоку соскочив с лошади и держась одною рукою за гриву, схватывает другою из-за пояса пистолет, стреляет в пук и в миг – на лошади; другие по следам его перепрыгивают через огонь. Иной, притворясь падающим с несущейся лошади, хватает с земли монету и, бросив ее вперед, ловит ее на лету. Таким образом наездничествовали здесь донские воины, каждый день до вечера, переменяя по несколько пуков камыша в день и по несколько коней. Устав от скачки, старики подъезжали к возкам и из рук бабушек подкрепляли себя сабиралом (лучшим медом. – ред.), а молодежь украдкой ловила взоры сидевших в вокзалах прелестных затворниц.

Тогда, как здесь забавлялись скачкою на мишень, в другом месте собирались охотники на скачку другого рода, в которой сильнейшая и резвейшая лошадь одержала победу. Трем лучшим ездокам полагались призы: первому – конь со всею сбруею или большая серебряная кружка; второму – несколько аршин алаго сукна и парча; третьему – тибеньки, стремена и сафьян. Дети заводили свои скачки по улицам. В городе же в каждом доме с ранней зари и до полуночи производилась беспрерывная пальба из ружей и пистолетов. Дети стреляли из маленьких пушечек; у кого же не было их, те просверливали в пустых костях затравки или заряжали камышинки. На крыльцах домов, на улицах, на мостах – везде толпа народа, везде пальба; одни больные были прикованы к своим постелям, все прочие веселились».

Главную роль в Масленице играют блины, которые хозяйками пекутся все неделю. На блины зовут гостей, ни одно застолье не обходилось без них. Блины с маслом, со сметаной, с маком и с медом, вареньем, с творогом, с икрой, с семгой – не исчерпать всех возможностей праздничного стола. У каждой хозяйки был свой рецепт приготовления блинов, но блины обязательно должны быть тонкие и легкие.

Первым блином на Масленице обычно поминали умерших, он был за упокой родительских душ.

Каждый день масленичной недели имел особое свое назначение: понедельник – встреча, вторник – заигрыши, среда – лакомка, четверг – разгул, пятница – тещины вечерки, суббота – золовкины посиделки, воскресенье – проводы, прощание, прощеное воскресенье.

Завершающим массовым действием в воскресенье были проводы масленицы. Устраивался огромный костер. Торжественно привозили или приносили к костру чучело – «Масленицу». Под пение песен, громкие крики, чучело зимы – символ холода, тьмы и смерти сжигали. Сожжению чучела приписывалось также значение сожжения на весь пост всяких удовольствий и развлечений.

Большое значение придавалось заключительному акту масленичных торжеств, имеющему нравственно-очистительный смысл: вечером последнего дня масленицы, в Прощеное воскресенье, перед церковной службой просили друг у друга прощения за вольные и невольные обиды. При этом кланялись в ноги, говоря: «Простите Христа ради». Случалось, что в такие дни мирились многолетние недруги.

Масленица у сибирских казаков

Масленица 2

Масленку встречали катанием с гор, называемых «катушками». Для катания приспосабливали естественные склоны, которые заливали водой и украшали елочками. Большими «артелями» катались на кошевах, санях, дровнях, розвальнях, лодках. Для катания также использовали рогожи, санки, шкуры (овечьи, бычьи, лошадиные), ряселки, лыжи, ледянки, замороженный навоз («глызы»), а также специально мастерили лотки: у дощечки (шириной около 40-70см, длиной около 1м) загибали вверх нос, прибивали гвоздь, к которому крепилась веревочка, низ обмазывали коровьим навозом и обливали водой, после замораживания лоток был готов для катания. Девушки катались отдельно или вместе с пригласившими их парнями. Парень, прокативший девушку, в конце ската должен был поцеловать ее.

На катальные горы приходили многие жители станиц, чтобы посмотреть на молодоженов, поженившихся в прошедший мясоед («смотры молодоженов»). Молодой муж обязан был прокатить свою жену и принародно поцеловать ее – это являлось непременным актом представления молодых казачьему обществу. В некоторых местностях молодого на горе валяли в снегу, и он должен был чем-нибудь откупиться, что представляло собой обряд ритуального перехода в другую половозрастную группу. В последние три дня масленичной недели на горе могли кататься и взрослые казаки, и даже старики. Устраивались также катания на «качелях» и «каруселях». Повсеместно любимым масленичным развлечением являлось катание на тройках лошадей, а у казачества также были широко распространены конские скачки, называемые «байгой» или «беговами». «Бегунцов» (молодых скакунов) выкармливали в течение года, для работы их не использовали. Бега устраивались в несколько этапов, в зависимости от возраста участников. В среду «пускали байгу» мальчишки, которые ездили на стригунках «охлюпкой» (без седел), в четверг соревновались холостые парни, в пятницу – взрослые казаки. В основной (взрослой) «байге» могли участвовать как сами хозяева лошадей, так и специально приглашенные подростки 15-16 лет, которые в случае победы получали подарки. В этом случае с ними ехал старший. Выставлялось в забег от 5 до 10 лошадей. В качестве приза победитель (хозяин лошади) получал деньги, зерно или скот. Зрители делали ставки на лошадей, выигравший спор получал деньги или водку. Дистанция для скачек выбиралась не менее 10 километров, как правило, от одного селения до другого. При этом в гористой местности она была короче (по-видимому, в связи со сложностью трассы), в равнинных местах - длиннее (например, в Соляном Черлакского района – около 30 км). В Большом Атмасе (Черлакский район Омской области) «байгу пускали» и по-другому: вывозили женщин за станицу и в шерстяных носках пускали бежать наперегонки обратно, победительница получала 3-4 аршина «мануфактуры» (фабричной ткани).

Еще одним видом состязания являлись «кулачки» (кулачные бои), которые устраивались на главной площади среди разных возрастов мужского населения (начиная от малышей и заканчивая стариками) и являлись своеобразной формой воспитания, закалки и передачи опыта подрастающему поколению казаков.

Масленица 4

Любимым развлечением сибирских казаков была игра «взятие снежного городка». «Городком» могли быть просто ворота, построенные из снега в центре села. И в этом случае необходимо было прорваться сквозь ворота, которые охранялись всеми собравшимися на гулянье жителями, и сорвать прикрепленный к воротам флаг. Другой вариант «городка» представлял собой снежную крепость, построенную за селом, на росстанях (перекрестках дорог). Для ее строительства из затвердевшего снега вырубали «кирпичи», из которых и складывали «город» в виде стены высотой, примерно, в три метра, расписанной углем. «Город» охраняли пешие, а нападали всадники, которые на подходе к «городку» спешивались или прямо на лошадях производили штурм крепости. Основной задачей нападающих было достать флаг или метлу, установленную на самом высоком месте. Защитники кричали, махали трещотками и кнутами, чтоб испугать лошадей. Если был свален хотя бы один «камень», «город» считался взятым. Победителей «мылили» (валяли) в снегу и предлагали угощение.

Масленица 6

В последний день масленичной недели («Прощеное воскресенье») устраивались проводы Масленицы. По станицам ходили ряженые («нечистой силой», «стариками», «цыганами», «козлами» и другими), пугая прохожих и требуя угощения. В Большом Атмасе «проводы» сопровождались катанием на санях женщины с прялкой, а в других станицах - изготовлением соломенного чучела, которое в конце празднования либо сжигали на костре, либо выбрасывали за околицу.

Чаще всего проводы Масленицы ограничивались разведением костров, в которых сжигали солому. Зажженные солому, лагушки из-под дегтя, тележные колеса возили по селениям, через костры проезжали на лошадях, запряженных в сани, прыгали верховые и пешие. К кострам приводили молодоженов, мазали их сажей и заставляли прыгать через зажженный огонь. После догорания костров все мазались сажей и катались на засыпанных снегом углях. Эти обряды, носившие следы магических действий, в прошлом были связаны с солярным, аграрным, эротическим культами, а также с культом предков. Подготавливая детей к Великому посту, родители, бросая блин в костер, говорили: «Блины, масло, молоко сгорели, их есть теперь нельзя, только поствовать можно».

В воскресенье вечером заканчивалось масленичное гуляние, и люди после вечерней службы в церкви шли к родственникам, крестным родителям, знакомым: просили прощения за «вольные или невольные обиды», причиненные ими в течение года. В своей семье этот обряд совершался после вечерней трапезы, когда сыновья, дочери, снохи кланялись в ноги своим родителям, младшие просили прощения у старших, жена – у мужа.

В «чистый» понедельник совершались последние очистительные обряды: с утра в печи обжигали горшки, чтоб «сжечь жир и молоко». По казачьим станицам и поселкам на лошадях проезжали казахи («киргизы») и скупали или просто забирали у русских оставшуюся от праздника «скоромную» пищу – «Масленку забирали». Грехи масленичного разгула смывали в бане.

Так заканчивалась веселая Масленка и начинался Великий пост.

МАСЛЕНИЧНОЕ ЗАСТОЛЬЕ

Масленичное застолье (как и любой праздник) отмечалось у сибирских казаков с особым размахом. «Масленица объедуха, деньгам прибируха». Чем богаче был казак, тем большим разнообразием отличался праздничный стол в его доме. Хотя православная церковь рекомендовала на масленичной «сыропустной» неделе воздерживаться от употребления мясных кушаний, во многих казачьих семьях этот запрет не соблюдался. Поэтому варили мясную лапшу, супы, щи, борщ, холодец, готовили жаркое, плов, запекали молочных поросят и цельные тушки кур, гусей, уток, жарили домашнюю колбасу, котлеты и др. Большую роль в праздничном застолье играли различные изделия из теста: пельмени, вареники, галушки, пироги с мясом и рыбой, пирожки с овощными, ягодными и грибными начинками. Многообразием отличалась и праздничная «стряпня»: пироги, булочки, калачи, рулеты, плюшки, шаньги, вафли, хворост (розанцы).

Главным кушаньем Масленицы были блины – тонкие лепешки из жидкого теста, испеченные на сковородке. «Без блина не Масленка», «Блин брюху не порча», «Блин не клин, брюха не расколет». Масленичные блины (блинцы, блиночки, блинчики) с языческих времен являлись символом солнца и выпекали их раньше с завидным разнообразием. Для приготовления блинов использовалось дрожжевое или пресное тесто, заведенное из гречневой, ржаной, пшеничной, ячневой или овсяной муки. Муку для приготовления блинов тщательно просеивали через сито. В квашню (деревянную посуду для теста) вбивали 4 яйца, 2 литра парного молока, все тщательно размешивали, добавляли немного соды, разведенной в теплой воде. Муки клали столько, чтобы тесто было достаточно жидким, но капля воды расходилась бы в тесте не сразу (обычным считается равное по объему сочетание муки и жидкости).
В готовое замешанное тесто можно влить несколько ложек растительного масла и тщательно, размешать (чтобы блины не пригорали и не смазывать каждый раз сковородку). Блины выпекать лучше всего на предварительно прогретых черных чугунных сковородках, смазывая их кусочком сала, наколотым на вилку. Блинное тесто нужно наливать равномерно по сковородке тонким слоем, переворачивать и поджаривать с другой стороны. Для того, чтобы блины были «румяными», в тесто добавляют немного сахара (если сахара переложить, то блин подгорит). Испеченные блины смазывали топленым маслом, складывали один на другой высокой стопкой. Часто ели блины с начинкой из мясного и творожного фарша. На праздничный стол блины подавали с маслом, сметаной, салом и шкварками, медом, вареньем, икрой...
Другим традиционным праздничным блюдом казаков в Сибири являлся курник. Для приготовления теста брали 1 стакан молока, 2 яйца, немного соли и примерно 3 стакана муки. Замешивали тесто так, чтобы оно не приставало к рукам. Для начинки использовали мясо любой домашней птицы (куриное, гусиное или утиное). Часть мяса нарезали мелкими кусочками, другую часть перекручивали на мясорубке с луком и перцем. Из фарша делали маленькие колобки, а мелкие кусочки мяса слегка отбивали. Тесто раскатывали толщиной примерно в полсантиметра и выкладывали в какую-нибудь высокую форму (обычно в кастрюлю), предварительно смазанную жиром. На дно клали ряд маленьких колобков из фарша, затем – кусочки мяса и слой риса. Так повторяли до тех пор, пока высота курника не достигала примерно 10 см. Верх пирога защипывали и ставили форму в горячую русскую печь примерно на 40 минут.

Традиционной сибирской выпечкой из кислого теста являются шанежки. Тесто для них заводят обычно на ночь (на 8-10 часов). После того, как оно «подойдет», его взбивают и дают вновь подняться. После этого из теста делают небольшие круглые лепешки и выкладывают их на противень, смазанный топленым свиным жиром. Затем верхняя часть шанежек обильно смазывается смесью из муки и сметаны (иногда – с добавлением меда или сахара). Выпекают на поду русской печи до образования золотистой корочки.
В завершение Масленицы повсеместно жгли костры, в которые бросали блины и другие остатки «скоромной пищи», при этом приговаривали: «Масленица-сковородница, обманула нас – посадила на редьку да квас».