Казаки-мусульмане в истории казачества

События

 
 

Казаки-мусульмане в истории казачества

Казаки мусульмане-2

Распад Золотой орды породил в степной зоне Евразии новое явление - казачество, основу которого составляли кочевые народы - бродники (бродячие мелкие отряды скотоводов), кипчаки, ногайцы (атаман Сары Азман был по происхождению ногайцем, зять ногайского хана Ештерека) черкесы, осетины, торки (от слова торкін, родственники жены князя Владимира и т.д.) чёрные клобуки (наёмное войско, легкая кавалерия русских князей носила чёрные шапки, пехота красные шапки- клобуки).

О тюркском происхождении атаманов XIV-XV вв. говорят их имена Кара Бука, Бакай ага, Джарлы ага, Бакай ата. У атамана Ермака в дружине были казаки Окул (то есть, Өкіл әке-посаженный отец) и Корчига (Қаршыға –ястреб-тетеревятник), некоторые из этих казаков приняли православие и при крещении взяли русские имена. Согласно архивным данным Уральского и Оренбургского войска, казаки при крещении указывали своё происхождение, например, «происхожу из рода кипчак, тама, алим или писали, происхожу из рода ногайских мурз».

Казаки мусульмане-1

XVI-XVIII век характеризовался притоком новой волны казаков из числа чингизидов и подчиненных им казахских родов и племен, грамотная часть которых обучались в казачьих кадетских корпусах Омска и Москвы. Академик Академии наук России Иоганн Миллер в 1810 году писал, что «казак» — это самоназвание группы тюркских племён, которых мы именуем «киргиз-кайсаками».

Историк запорожского казачества Д.И. Яворницкий в качестве первых письменных указании о казачестве в 1561 году называет имена «Аллаберды, Аличембей, Акмолла-ага, Бакай–ага, Бассанали, Джарлы-ага, Чабан-ага…». Потомственный донской казак, казачий генерал царской армии А. Быкадоров писал в своих трудах, находясь в Парижской эмиграции: «Мы одного корня с киргиз-кайсаками, они состоят в родственной связи со всем казацким миром». О единых корнях казаков и «Дикого Поля - Дешті Қыпшақ» говорил и атаман Всевеликого войска Донского, генерал белого движения юга России П.Н. Краснов...

Л.Л. Масянов, вспоминая о службе на Урале писал: «Были также полноправными казаками татары, калмыки, и были они великолепными казаками. Из татар было даже офицерство». Известны имена казачьих командиров-мусульман - войсковой старшина Узбек Тюняев, сотники Шамай Тангаев и Абыш Ураев, хорунжие Искендер Тангатаров и Ахмедфазыл Акиров, подхорунжие и урядники Ахмет Хаметьев, Искендер Чубеков, Утяп Юсупов, Апкеш Утяпов, Ариста Наиптиев и другие.

В 1862 году из 81 998 уральских казаков было: русских (фактически также украинцев, белорусов, обрусевших татар, мордвы и т.д.) - 70 331 (85,8%), башкир - 6 095 (7,4%), татар - 4 168 (5,1%), калмыков - 1 184 (1,4%), все остальные (казахи, каракалпаки) составляли 220 чел. (0,3%). Таким образом, процент мусульман в Уральском войске в середине ХIХ века доходил до12,8%.

Сотники Искаков и Нуралин командовали пятой сотней пятого полка и третьей сотней шестого полка Уральского войска. В конце ХIХ в. подъесаул Мурза-Ахмет Искаков возглавлял казачью степную команду в Уильском укреплении. В Уральске, Илецке и станице Сламихинской казачьи мусульманские объединения возглавлялись ахунами. К 1900 году ими соответственно были Абдулсалих Ишкулов, Абдулгаллям Давлетшин и Губайдулла Галькиев. В ряде казачьих станиц - Уральской, Илецкой, Мустаевской, Студеновской и некоторых других функционировали мечети.

В 1798-1865 гг. существовало отдельное казачье Башкиро-Мещерякское войско, подчинявшееся командиру Отдельного Оренбургского корпуса. Оно активно участвовало во многих войнах России. В Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах 1813-14 гг. участвовало 20 полков этого войска, по 2 полка участвовали в русско-турецкой войне 1828-1829 гг., Хивинском походе 1839 г., Крымской войне 1853-1856 гг. Несмотря на то, что в последних трех случаях башкиро-мещерякским казакам приходилось воевать с единоверцами (турками, народами Центральной Азии), тем не менее он проявили полную лояльность правительству Российской империи.

После ликвидации Башкиро-Мещерякского войска в 1865 г. башкирские и мещерякские казаки были распределены между Оренбургским и Уральским казачьими войсками. До 1865 года в состав Уральского войска входил Башкирский отдел (9-й башкирский кантон). Отдельный Башкирский конный полк просуществовал до 1882 г. История казаков-башкир характеризуется множеством славных военных династий - Абубабкировы, Акчулпановы, Ишбулатовы, Ишмурзины, Кадаргуловы, Каиповы, Курбангалиевы, Узбековы, Узенбаевы и т.д.

Известен также Уфимский казачий полк из тептярей. Тептяри - это сословие, существовавшее в Башкирии с 1730-х годов по 1865 год и состоявшее из народов Поволжья и Приуралья - татар, чувашей, марийцев, мордвы, удмуртов, башкир.

Попытки возрождения отдельного башкирского войска были сделаны в период Гражданской войны. В 1918-1919 гг. башкирские части сражались на строне белых, в 1919-1920 гг. - на стороне красных. Особенно прославилась Башкирская кавбригада Мусы Муртазина. Прекрасно показали себя башкирские казаки и во вторую мировую войну, сражаясь в составе Башкирской кавдивизии.

Астраханский казак Н.П Горбунов отмечает: «Среди казаков помимо православных были представители различных религий: мусульмане, буддисты, католики, лютеране». 

В.М. Викторин отмечает: «Казачья веротерпимость обусловлена прежде всего необходимостью выживания в окружении иноверческого населения. Длительное совместное проживание непременно приводило к ассимиляции казачьих общин иноверцами. Многих представителей иноверцев в силу их профессиональной пригодности включали в состав казачьего сословия».

В 1840 году было разрешено представителям мусульманской аристократии (Джантурины, Урусовы, Тинбаевы и т.д.) служить в казаках и занимать командные должности.

В конце 20-х годов XIX века при царе Николае I из мусульман Кавказа и Крыма были сформированы по образцу казачьих частей лейб-гвардии Кавказско-Горский и лейб-гвардии Крымско-Татарский эскадроны, которые были включены в состав Собственного Его Императорского Величества конвоя.

Казачья служба черкесов, осетин, кабардинцев и т.д. началась ещё с 1733 г., когда кабардинскому князю Эльмурзе Бековичу-Черкасскому было поручено зазывать их на казачью службу. За это было обещано по 15 и более рублей годового жалования на человека. О переходе горцев в казачье сословие свидетельствуют архивные документы, полевые материалы, письменные источники. Известны имена представителей кавказской знати Куденек Камбулатов, Сунчалей Янглычев и т.д., которые командовали казачьими отрядами. Известны названия терских казачьих слобод - «Черкасская», «Татарская», «Новокрещёнская» и т.д.

В связи с этим С.М. Маркедонов отмечает: «Было бы неверно представлять, что переход в казаки непременно сопровождался отказом от ислама, веры предков. Известна группа донских татар, сохранившая мусульманскую веру, оставаясь при этом казаками. Близ столицы Войска Донского Черкасска была станица Татарская, населенная мусульманами, где была мечеть. В 1805 году у Войска Донского появилась новая столица - Новочеркасск. Немногим позднее станица Татарская переехала на новое место. Казаки-мусульмане организовали на р. Тузлов Татарскую слободку в 32 двора. И там у них была своя мечеть. До сих пор город Новочеркасск хранит память о Татарской слободе, а один из микрорайонов и сегодня зовется по-татарски Хотунок.

В 1860 году татары-казаки подали на имя наказного атамана М. Хомутова прошение о переселении в Турцию. О том, насколько внимательно подошел к их просьбе атаман, свидетельствует тот факт, что Хомутов направил к казакам-мусульманам войсковых старшин Попова и Сенюткина, чтобы узнать о причинах эмиграции. Был проведен своеобразный социологический опрос (порознь опросили 100 семейств). Татары-казаки заявили, что в брак с женщинами-христианками вступать не могут, а при недостатке женщин «их род истребится». Разрешение на эмиграцию было дано, но отнюдь не все казаки-мусульмане оставили свои родные курени».

Власти учитывали духовные потребности иноверцев-казаков. Так, например, для мусульман-казаков строились мечети, организовывались выборы духовных лиц. Власти было непросто контролировать устройство различных сторон жизни воинов-мусульман. Задача еще более усложнилась в годы Крымской войны 1853-1856 гг., когда одной из противниц России являлась крупнейшая мусульманская держава - Турция.

Одно из законодательных решений, подготовленных в последние дни царствования императора Николая I, было специально посвящено регулированию религиозного быта казаков-мусульман. 12 февраля 1855 г. Военный совет Российской империи принял «Правила устройства духовной жизни магометан казачьего сословия». Согласно документу, 18 599 мусульман состояли в штате Донского, Черноморского, Кавказского линейного, Уральского, Оренбургского, Сибирского линейного казачьих войск и Тобольского конного казачьего полка.

Для казаков, исповедовавших ислам, строили мечети. Исходя из данных за 1853 год, духовные нужды казаков-магометан обслуживали 114 мечетей и 169 мусульманских духовных лиц. По российскому законодательству для создания прихода требовалось наличие не менее двухсот мусульман мужского пола, штат служителей соборной мечети мог включать в себя три лица (имам - руководитель общей молитвой, хатиб - проповедник и муэдзин - служка, призывающий верующих на молитву), при обычной мечети состояли только имам и муэдзин.

Источники ХIХ века дают много примеров добровольного перехода в казачье сословие мусульман северного Кавказа, Казахстана, Туркменистана. Так, число терских казаков станицы Луковской с 1856 по 1866 годы увеличилось почти вдвое. Статистические данные 1875 года сообщают, что основными этническими группами в станице, помимо русских казаков, стали 772 черкеса и 182 осетина.

Значительным было число казаков-мусульман в Кубанском и Терском казачьих войсках. Этнически это были преимущественно представители народов Северного Кавказа - черкесы, осетины, ингуши, ногайцы и т.д. Как отмечал еще А.А. Бестужев-Марлинский: «Казаки отличаются от горцев только небритой головой: оружие, одежда, сбруя, ухватка, все горское... Почти все говорят по-татарски, водят с горцами дружбу, даже родство по похищенным взаимно женам».

Среди известных казаков-горцев можно назвать таких как генерал Бекович-Черкасский (кабардинец), генералы А. Бегидов, С.Г. Улагай, Султан Клыч-Гирей, полковники Пшемаф Ажигоев и Махмуд Беданоков (черкесы), генералы Эльмурза Мистулов и Заурбек Тургиев (осетины), генералы Эльберд Нальгиев и Сапарбек Мальсагов, полковник Гуда Гудиев, есаулы Салам Нальгиев и Габерд Ахриев, сотник Мусса Саутиев (ингуши) и т.д.

В русско-турецкой войне отличился полковник Тепсоруко Хамурзов-Алтадуков, командир 2-го Горско-Моздокского конного полка Терского казачьего войска. Он получил офицерского Георгия «в воздаяние за отличие, оказанное в деле с Турками, 23 Октября 1877 года, при овладении неприятельскою позициею на Деве-Бойну».

Согласно переписи 1897 года в Терском казачьем войске на то время было 167 301 человек казачьего населения. Из них родным назвали украинский язык - 16 329 (9,76%), калмыцкий - 2 727 (1,63%), белорусский - 586 (0,35%), татарский - 252 (0,15%), другие - 2 932 (1,75%), среди других преобладали языки горцев Кавказа - осетинский и др.

Мусульмане служили преимущественно в Горско-Моздокском и Кизляро-Гребенском полках Терского войска. На апрель 1913 года в Терском казачьем войске служило 338 офицеров, из них русских было 256, остальные 72 - представители кавказских народов (ингуши Нальгиевы, осетины Мистуловы, Тургиевы и т.д.).

Героически проявили себя в войнах ХIХ - начала ХХ вв. такие казаки-осетины как Махамат Агоев, Татархан Абисалов, Кубади Байтуганов, Иналук Гацунаев, Заурбек Гогинаев, Гасан Гульдиев, Хаджи-Мурат Дзарахохов, Хаджи-Омар Мистулов, Эльмурза Мистулов, Масарби Сеоев, Сабан Тугуров, Абубекир Тургиев, Бейбулат Тургиев, Заурбек Тургиев, Гаппо Тускаев и т.д. Выходцами из казаков-осетин являются также дважды Герои Советского Союза генерал армии Иса Плиев и генерал-полковник Хаджи-Умар Мамсуров.

В конце ХIХ в. было создано Персидское казачье войско. Численность Персидского Казачьего войска в 1920 г. составляла 8 140 человек, из них 122 российских офицера, преимущественно казаки-осетины (генерал В.А. Косоговский, полковник Л.Бичерахов и др.), хорошо владевшие персидским языком, родственным их родному, осетинскому. Так, полковник-осетин А. Тускаев был за заслуги награжден персидским орденом «Льва и солнца».  Именно в рядах персидских казаков начинал свою службу кавалерийский офицер Реза-хан, ставший впоследствии полковником, командиром Персидской казачьей бригады, а затем и предпоследним иранским шахом под именем Реза-шаха Пехлеви.

Как отметил Б. Рафиев: «Еще с древних времен на защите Руси стояли не только казаки - православные, но также и казаки - мусульмане и казаки - буддисты... Казаки как отдельная, самобытная культурно-этническая группа, создавалась на протяжении длительного времени на территориях войсковых областей России в результате смешения этнических корней представителей различных народов... Такое смешение народов способствовало также наличию у казаков исключительной веротерпимости к последователям других религиозных верований»...

В 1998 г. в Металлургическом районе Челябинска была создана «станица Юлаевская», названная в честь башкирского национального героя Салавата Юлаева. Под началом атамана Раиса Гайратова объединились около 100 человек - потомков башкирских казаков, чьи формирования входили в состав Башкиро-Мещерякского казачьего войска.

В Пермской области в 2004-2005 гг. появилась первая в России мусульманская казачья сотня. Муфтий Пермской области Мухаммедгали Хузин, подписал соглашение о сотрудничестве с Прикамским отдельным казачьим округом. «Мы хотим показать пример того, как можно служить Отечеству, не нарушая духовных традиций своих предков», - заявил муфтий.

Казаки-мусульмане совершают намазы, готовят пищу в соответствии с исламскими традициями, а в период рамадана держат традиционный пост. Как и другие казаки, исламское подразделение организовывает летние подростковые лагеря, ведет воспитательную работу с молодежью, противодействует распространению наркомании, помогает правоохранительным органам в охране порядка.

В декабре 2005 года Оренбургское городское казачье общество к своей 14-й годовщине пополнило ряды казаков. Как сообщил атаман Оренбургского городского казачьего общества Александр Николаев, 5 декабря в городе появилась новое казачье общество - хуторское казачье общество «Яицкое», атаманом на круге избран Наиль Якупов. В хуторском казачьем обществе «Яицкое» одна половина казаков - мусульмане, а другая - православные христиане».

По некоторым данным, на Северном Кавказе также есть тенденция к возрождению мусульманского казачества.

Во многих казачьих организациях Казахстана также состоят казаки-мусульмане, и это не удивительно, так как истинные моральные ценности и у православных, и у мусульман - одни. Хотелось бы также напомнить, что Почетным Верховным Атаманом Всемирного Союза казачьих Атаманов является Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Таким образом сегодня возрождение казачества несет с собой не только восстановление национального самосознания казаков, возрождение казачьей культуры, традиций и обычаев. На данном историческом этапе, в период обострения геополитической ситуации в Европе и на Ближнем Востоке, казачество является мощным инструментом установления межконфессионального согласия и способно, особенно при поддержке государства, сохранить на просторах Евразийского Союза мир и стабильность, как это бывало уже не раз.

 

Шапырашты Асылхан би,

казачий полковник, заместитель Председателя Координационного Совета по межнациональным отношениям