24 января - день памяти жертв геноцида казачества

События

 
 

24 января - день памяти жертв геноцида казачества

24 января-1

«Геноцид казачьего народа - тягчайшее преступление против человечества, не может быть забыт и прощен. Признание этого факта современной Россией - ее святая обязанность перед нашим народом...». Верховный атаман ВСКА Ю.Ф. Захаров

 

Книга Николая Толстого «Жертвы Ялты» (Париж, 1988 г.) посвящена одной из самых драматических страниц заключительного этапа Второй мировой войны Р выдаче союзниками советскому командованию белоказачьих офицеров и казаков.

24 января-2

Это предусматривало секретное соглашение, заключенное лидерами союзных держав в Ялте в феврале 1945 года. Вот как это происходило в обычном лагере для перемещенных лиц под Бременом: «Около 2-х часов ночи у обнесенного проволокой лагеря остановились английские и советские военные машины... разом включились все прожектора, ярко осветив лагерь. Его обитатели в панике бросились из своих жилищ — их встретил пулеметный огонь советских охранников. На глазах у майора Вольфа и его солдат с десяток мужчин, женщин и детей были убиты на месте. Раненых было много больше...» Майор Вольф «присутствовал при нескольких массовых расстрелах. В ответ на его рапорт полковник Питер Лейн из разведки ответил, что такова политика британского правительства и ничего поделать тут нельзя». Все это происходило в то время, когда союзники-победители торжественно подписывали Устав ООН (26 июня 1945 г.) и когда на Нюрнбергском процессе судили побежденных за «тягчайшие преступления против человечества» ... Н. Толстой пишет, что и выдачи советских граждан на явную смерть «трудно назвать иначе, как военным преступлением».

Англо-американцы прекрасно знали, что ждет выдаваемых: в Лиенце, Мурманске, Одессе, Любеке расстрелы производились чуть ли не на глазах у англичан, и они об этом писали рапорты. В главном пункте передачи казаков, Юденбурге, «несколько дней и ночей... работали расстрельные команды, постоянные залпы глушились запущенными для этой цели двигателями».

Все это еще в 1944 г. предвидел особенно настаивавший на выдачах британский министр иностранных дел А. Идеи. Он говорил: «если мы сделаем так, как хочет советское правительство, ...мы многих из них пошлем на смерть»; но «...нам они здесь не нужны». 4 сентября Военный кабинет одобрил предложение Идена «после короткой дискуссии». У американцев дискуссия была более продолжительной, но с тем же результатом.

Н. Бетелл называет три причины, побудившие союзников пойти на этот шаг: «необходимость обеспечить безопасность английских и американских военнопленных, находившихся в советских руках; опасения вызвать подозрения советского правительства и тем повредить ведению войны; страх перед трудностями, которые вызвала бы необходимость устройства и расселения на Западе большого числа советских граждан»).

Однако Н. Толстой считает, что первые два аргумента никто всерьез не принимал, к тому же они быстро отпали, а выдачи продолжались. Английский «МИД прекрасно знал о том, что Советы боятся огласки», но не воспользовался этим для ведения более твердой политики. Не воспользовались англо-американцы и тем, что СССР сам нарушал условия едва ли не всех подписанных с ними соглашений, в том числе Ялтинских.

По сообщению советского уполномоченного по делам репатриации генерал-полковника Ф.И.Голикова, только к 7 сентября 1945 г. в результате операции «Толстой» (кодовое название акции) западными союзниками было выдано 2 229 552 человека. Согласно другой советской цифре, опубликованной в том же 1945 г. (и, следовательно, тоже неполной), «освобождено и репатриировано было 5 236 130 советских граждан» (сюда включены не только выданные Западом, но и захваченные в советской зоне оккупации).

Лишь небольшой части казаков удалось спастись. Командир транспортной эскадрильи майор Тарновский будучи старым эмигрантом, не подлежал выдаче, но он настоял на том, чтобы разделить судьбу своих товарищей.

www.hrono.ru

 

Господи! Упокой душу невинно убиенного Воинства Христова и помоги нам восстановить справедливость и милосердие в этом мире.