Байконур - ворота в космос. Воспоминания участника строительства

События

 
 

Байконур - ворота в космос. Воспоминания участника строительства

Байконур-4

День 12 апреля 1961 года потряс планету, не оставив равнодушным никого. То апрельское утро навечно соединило имена Сергея Павловича Королева и Юрия Алексеевича Гагарина. Им суждено было вместе войти в историю.

Байконур-2

Немало времени прошло с того исторического момента. Идет планомерное освоение космоса. Это стало возможным благодаря созданию современной космической техники: пилотируемых кораблей, орбитальных научных станций, а также космической гавани – космодрома Байконур.

В его строительстве принимали участие десятки тысяч людей и сотни единиц спецтехники. Более 100 стран мира используют сегодня данные со спутников, запущенных в космос с казахстанской земли.

Вся история Байконура - от первых строительных колышков до запуска первых стратегических ракет - прошла на моих глазах. Многое уже позабылось за 60 лет, но основные моменты еще помнятся, и хочется, чтобы о них знало подрастающее поколение. А начиналась эта грандиозная стройка — вот как...

Байконур-5

Я был призван в армию 15 сентября 1954 года и попал служить в воинскую часть специального строительства в Туркменистане - крае белого золота - хлопка - и невыносимой жары. В марте там уже цвели сады, зеленели посевы, а в степи колыхался красными волнами мак. Город Сталинск с 12 часов дня до 5 часов вечера вымирал: столбик термометра поднимался выше 50 градусов. Все переживали: как прослужить 3 года в таком пекле? Но в марте 1955 года пришел приказ из Управления инженерных работ о передислокации нашего батальона в Казахстан, в район будущего космодрома.

Мы с радостью и облегчением восприняли эту новость. Погрузились в товарные вагоны, несколько дней в пути и, наконец, разъезд Тюра-Там. Нашу воинскую часть высадили из грузовых вагонов на этом полустанке, и в трех километрах от него мы обосновались в палаточном городке, нами же и оборудованном.

Вокруг была вымершая степь: ни травинки, ни деревца, только одна потрескавшаяся земля повсюду. И на сотни километров - ни одной живой души.

Воду завозили из реки Сырдарья, которая протекала недалеко. При умывании вода стекала с рук и лица уже со льдом – такими там были морозы весной 1955 года. Спать ночью приходилось в верхней одежде и обуви. 

Но мы – люди военные, и этим было все сказано. В течение суток разместились в палаточном городке, который стал нашим временным жильем. Одновременно приступили к строительству железобетонного завода, столовой, казарм для жилья из щитосборных бараков.

В конце апреля началась жара. Появились пыльные бури, такие, что и глаз не открыть. Песок везде: в ушах, во рту, в волосах, под одеждой. Кроме этого по ночам на освещенные передвижными электростанциями палатки нападали ядовитые насекомые: фаланги, скорпионы, каракурты. Если случалось, что кто-то из них кусал людей, то яд из ранок выжигали горящими папиросами, другого экстренного лечения тогда у нас не было. Зимой стало немного легче, не было изнурительной жары и насекомых. Иногда выпадал снег, наполовину перемешанный с песком, а ветер, как наждачкой «точил» по рукам и лицу.

Байконур-3

Построив себе жилье и столовую, мы приступили к строительству железобетонных дорог, железнодорожных путей, военного городка Ленинска, в котором должны были разместиться главный штаб части, прибывшей из Ташкента, а также другие, прибывающие войсковые части специального строительства: аэродромные полки, отдельные строительные батальоны, служащие автобатальонов, технических рот и ракетной части, прикрывающей с воздуха наши строящиеся объекты.

В общей сложности, в районе Байконура, на просторах от Приозерска на озере Балхаш до Сары- Шагана, Кызыл-Орды и Джусалы, а от них до Караганды и Джезказгана, и далее до Приаралья, Кустаная, Аркалыка, Державинска были сосредоточены десятки тысяч военнослужащих технических войск.

На этой огромной территории (7000 квадратных километров) были в последующем сооружены десятки стартовых площадок для запуска и испытания ракет дальнего радиуса действия. Веками дремавшая, эта пустынная местность вдруг наполнилась несвойственными ей звуками: гудением, шумом сотен автомашин, грохотом десятков бульдозеров, экскаваторов, грейдеров – всех видов дорожной техники, принимавшей участие в строительстве бетонных дорог, подъездных железнодорожных путей, рытье котлованов под пусковые площадки для запуска ракет, расположенных под землей. Колонны автомашин, перевозящих грунт, строительные материалы и людей, поднимали по бездорожью облака пыли. А когда были построены стартовые площадки, по вечерам пустынная степь наполнялась световыми всполохами запускаемых для испытания ракет.

Все строительные работы производились скрытно. Разъезд Тюра-Там оставался таким же пустынным, каким был до строительства. От разъезда вглубь территории были проложены железнодорожные пути, подъезды, тупики, бетонные дороги непосредственно к строящимся объектам. Товарные поезда, перевозящие все необходимые грузы, в основном появлялись на разъезде в ночное время и двигались, не останавливаясь, далее, к местам назначения: к разгрузочным тупикам, площадкам возле объектов. Это было сделано, чтобы скрыть грузовые потоки из центра от посторонних глаз, так как разъезд Тюра-Там находился на главной железнодорожной магистрали Турксиба.

Все разгрузочные площадки еще не были механизированы, поэтому приходилось проводить разгрузку вагонов вручную и в ночное время. Даже нас, работников штабов, зачастую, как по тревоге, отправляли на разгрузочные работы. Особенно трудно было вручную разгружать толстые бревна леса из пульманов. Мы разгружали продовольствие, прибывающую строительную технику, всевозможное оборудование, металл. Простой вагонов под разгрузкой не допускался.

Жизнь в гарнизоне Ленинска шла своим чередом: по вечерам в воинских частях демонстрировались кинофильмы на оборудованных летних площадках под открытым небом. Позже, когда уже были построены клубы, там, кроме кино, были организованны выступления художественной самодеятельности силами гарнизонных военнослужащих.

Были построены военный госпиталь, гауптвахта, магазины, полковые школы. В каждой воинской части были оборудованы временные стадионы, где по праздникам проводились спортивные соревнования. Мне, автору этих строк, в 1956 году удалось на стометровке занять первое место по гарнизону, пробежав 100 метров на одном вздохе за 11 секунд, за что я был награжден отпуском домой на 10 дней.

Питание личного состава гарнизона было организованно на должном уровне. Все необходимые продукты доставлялись централизованно через Министерство обороны СССР, под непосредственным контролем заместителя министра обороны, маршала артиллерии и ракетных войск Митрофана Ивановича Неделина. Постоянно выдавалось сливочное масло, сахар к чаю. По праздникам появлялись на столах фрукты.

Отдельно надо сказать о банях. Бани у нас были необычные: на запасных ж/д путях стояли поезда из вагонов, оборудованных под бани и прачечные, с душевыми установками. Горячая вода подавалась к ним от паровозов, прицепленных к банным поездам.

За соблюдением порядка в гарнизоне следила военная комендатура. Она осуществляла контроль не только на территории гарнизона, но и на проходящей железной дороге от станции Ново-Казалинска до станции Джусалы.

Время было тогда непростое, шла «холодная война». Необходимо было в сжатые сроки обеспечить надежную защиту нашего государства. Собственно, и космодром изначально задумывался как полигон для испытания межконтинентальных баллистических ракет, поэтому нужно было обеспечить строжайшую секретность проводимых работ.

И нам это удалось. Истинное местоположение нашего ракетного полигона стало известным американской разведке лишь 5 августа 1957 года.

Мне, как секретчику политотдела главного штаба части, приходилось осуществлять контроль за сохранностью секретной информации, документации о производимых работах.

Во-первых, всему личному составу от солдат до генералов запрещалось иметь фотоаппараты. Во-вторых, была запрещена вся информация для СМИ. Не могло быть речи о посещении корреспондентами этого грандиозного строительства. В-третьих, все письма личного состава воинских частей шли через полевую почту и проверялись особым отделом.

Байконур-1

Даже моя должность заведующего секретным делопроизводством политического отдела главного штаба части тоже была засекречена. Я числился в роте обслуживания штаба сначала оружейным мастером, затем дирижером духового оркестра. По долгу службы мне посчастливилось иногда встречаться с главным конструктором наших ракет Сергеем Павловичем Королевым. Даже он по удостоверению личности значился инженером какого-то НИИ в Москве.

Помимо этого, для дезориентирования вероятного противника был построен «ложный космодром» в Карагандинской области вблизи посёлка Байконур. А после старта космического корабля «Восток» с Гагариным на борту это название в открытой печати закрепилось и за настоящим космодромом, который до этого именовался Пятым научно-исследовательским испытательным полигоном и использовался для запуска баллистических ракет.

Первая межконтинентальная ракета с площадки №1 научно-исследовательского испытательного полигона была запущенна 30 апреля 1957 года. Пролетев свыше 9 тысяч километров, она попала в запланированную цель в Тихом океане у берегов Камчатки.

На торжественном совещании 1 мая 1957 года главнокомандующий ракетными войсками стратегического назначения маршал М.И. Неделин на всеармейском офицерском совещании Байконура, где присутствовали офицеры всех воинских частей Ленинска заявил: «Вашими руками создано грозное оружие, о котором враги не подозревают».

Впоследствии площадка №1, расположенная в 40 км от города Ленинска, была передана для изучения космоса и стала называться космодромом.

Официальным днём рождения космодрома считается 2 июня 1955 года. Именно в этот день директивой Генштаба была утверждена штатная структура Пятого научно-исследовательского испытательного полигона, и создан штаб полигона.

Не будет преувеличением сказать, что строители полигона и его специалисты совершили настоящий подвиг. В пустынной степи, в невероятную жару и холод, лишенные порой самых элементарных условий для жизни, все - от рядовых солдат и офицеров до генералов и маршала, стойко перенесли эти трудные жизненные испытания и создали в кратчайший срок на огромной территории грандиозный комплекс.

Уже в начале 1957 г. были построены основные сооружения, позволявшие начать летные испытания первой в мире боевой межконтинентальной ракеты Р-7, ставшей впоследствии мирной ракетой-носителем и обеспечившей во многом успех мировой космонавтики - запуск первого в мире искусственного спутника Земли 4 октября 1957 года, первый полет человека - советского гражданина Юрия Гагарина в космическом пространстве вокруг Земли 12 апреля 1961 года, запуски первых межпланетных станций и многое другое, составившее славу советской и мировой космонавтики.

Выступая в 1961 году, вскоре после триумфа Ю.А. Гагарина, на собрании строителей Байконура, С.П. Королев сказал: «Я был уверен, что военные строители не подведут. Но я не предполагал, что в такой короткий срок они смогут построить так много и так хорошо. Большое спасибо вам, дорогие товарищи!». В этих словах - заслуженная оценка труда строителей и тех, кто принимал в эксплуатацию сооружения полигона.

Сегодня космодром Байконур, доставшийся Казахстану в наследство от СССР, также используется для запуска космических ракет, с него выводятся на орбиту спутники, отправляются космонавты на международную космическую станцию. Недавно там побывал и наш казахстанский космонавт Айдын Аимбетов.

Подвиг строителей космодрома, открывших нашему народу двери в космос - бесценен. И хочется надеяться, что в будущем космодром Байконур будет приносить пользу и поможет осуществить главную мечту человечества - полет людей к другим планетам.

 

Г.А. Дойников,

подъесаул станицы Степная, труженик тыла, ветеран труда и Целины