О происхождении казачества

События

 
 

О происхождении казачества

Оловенцов

В октябре вышла в свет новая книга члена Национального Конгресса историков Казахстана, войскового старшины Анатолия Григорьевича Оловинцова «Заметки о казаках. Взгляд на их историю».  Основываясь на известных исторических документах и фактах, автор выдвигает убедительную версию о том, что казаки, как этнос, впервые упоминаются в Х веке. Кроме того, если вникнуть еще глубже в историю, то выяснится, что население Приазовья приняло христианство в IV веке, о чем свидетельствуют сохранившиеся протоколы Первых вселенских Соборов... Впрочем, предоставим слово самому автору.

 

На обширных землях Евразийской степи, простирающейся от Амура до Дуная, на протяжении более трех тысяч лет проживали кочевые племена. В зависимости от места обитания и хронологических периодов кочевников называли: скифы, саки, сарматы, аланы, хунны (гунны), авары, булгары, кипчаки, татары. Древнегреческий историк Геродот (484-425 гг. до н. э.) в своем труде «История» указывает на скифов как на выходцев из Азии. Последующие историки как греческие и византийские, так и арабские, западноевропейские и историки нового времени подтверждают версию Геродота.

Многие ученые-историки пришли к выводу, что скифы – это собирательное имя многих кочевых племен евразийских степей, которых в последующие века называли уже по-другому: тюрки, гунны, авары, болгары, половцы, кипчаки, черные клобуки, бродники, татары, казаки.

До начала XVIII века в литературе полностью господствовало верное представление о том, что предками тюрков были скифы. Это положение было позже подтверждено археологами, которые нашли целых пятнадцать параллелей между материальной культурой скифов и тюркских народов.

Во все времена существовало мнение о том, что скифы были тюркским народом. Этого мнения придерживались византийцы, а вслед за ними такого же мнения придерживались и многие европейские и русские авторы. Тот же Андрей Лызлов (1692 г.). Не зря великий русский историк В.Н. Татищев называл татар и турок «остатками скифов».

В этом плане убедительные доказательства представил английский ориенталист Э.Х. Паркер (1849-1926). Во время своего 25-летнего пребывания в Китае, он досконально изучил китайский язык, проработал сотни древних китайских манускриптов и написал уникальную книгу «Тысяча лет из истории татар» в 1895 году. В предисловии ко второму изданию своей книги Паркер написал: «Я уже в «China Review, vol. XX» довольно долго доказывал, что хиен-ну, скифы, гунны и тюрки были различными стадиями исторического развития одних и тех же племен».

И несмотря на обилие многочисленной исторической литературы, история казачества считается пока еще не раскрытой, не завершенной с наличием многих белых пятен. Дело в том, что как при царском режиме, так в особенности и при советской власти самобытность казаков всячески пресекалась и даже был поставлен вопрос о полной ликвидации казачества как народа. В связи с этим историки должны были приспосабливаться под мнение правящей элиты, замалчивать многие деяния руководящего режима.

И поскольку в настоящее время право голоса имеет каждый, то основываясь на своем многолетнем опыте исследования истории России XIII века, я осмелюсь высказать свою точку зрения на историю своих предков.

Симбиоз разных народов, по определению Л.Н. Гумилева, это когда этносы – соседи живут рядом, не перевоспитывая друг друга, а значит, и не мешая друг другу. Далее, в своей обоснованной и аргументированной книге автор указывает, что в конце IX века на Дону жили аланы, хазары и казаки. А при распаде Хазарского каганата логически утверждает: «Итак, пути хазар и иудеев разошлись навсегда. Потомки древних хазар в долине Дона приняли наименование «бродники». Потомки бродников впоследствии сменили этноним: они стали называться казаками. Тесные связи с Черниговским княжеством, русский язык, ставший обиходным, и православие, принятое еще в IV веке, позволили им войти в русский этнос в качестве одного из его субэтносов».

Логика Льва Гумилева, самого авторитетного автора, который всю свою жизнь посвятил изучению Древней Руси и её связи с тюрками – убедительная, железная.

Вот мнение Н.М. Карамзина: «В истории следующих времен увидим казаков ордынских, азовских, ногайских и других; сие имя означало тогда вольницу, наездников, удальцов, но не разбойников, как некоторые утверждают, ссылаясь на лексикон турецкий: оно, без сомнения, не бранное, когда витязи мужественные, умирая за вольность, отечество и веру, добровольно так назывались».

Далее Н.М. Карамзин собственно о донских казаках говорит: «...но важнейшим страшилищем для варваров и защитою для России между Азовским и Каспийским морями сделалась новая воинственная республика, составленная из людей, говорящих нашим языком, исповедующих нашу веру, а в лице своем представляющих смесь европейских с азиатскими чертами, людей, неутомимых в ратном деле, «природных конников и наездников», иногда упрямых, своевольных, хищных, но подвигами усердия и доблести изгладивших вины свои, - то были  донские казаки, выступившие тогда на театр истории».

И чтобы конкретно перейти к историческим фактам возникновения казачества необходим некий экскурс в нашу историю.

Церковные Соборы – съезды пастырей и учителей Церкви со всех концов христианского мира для разрешения догматических и канонических вопросов веры и иных церковных дел. Их постановления имели для всех христиан непререкаемую обязанность. До разделения Церквей на Западную католическую и Восточную православную (1054 г.) Церковные Соборы состояли из всех христианских епархий и назывались Вселенскими.

Под актом Первого Вселенского Собора (325 г.) подписался епископ боспорский Донн, Второго (381 г.) – епископ Томи и Таны, Геронтий, Третьего (431 г.) – Тимофей, епископ Скифии Томитантской, Четвертого (451 г.) – Евдоксий, епископ Боспорский и Фетотим, митрополит Томитаны и прочей Скифии, Пятого (553 г.) – епископ Томитаны Александр и митрополит боспорский Иоанн, Седьмого (787 г.) – подпись заместителя боспорского епископа Андрея.

В библиотеке Ватикана хранится экземпляр «Псалтыря» гуннов, написанный на тюркском языке древними рунами, который в середине V века в городе Тан на Дону получил у гуннов епископ Александр.

Иоанн Златоуст (354-407) идеальный проповедник христианства, говорит, что скифы, сарматы и индейцы (Синды Черноморские) имели уже в его время (IV в.) слово Божие на собственном языке. Это самое древнее свидетельство о принятии христианства в Приазовье.

Таким образом, получается, что христианство в Придонье было принято на пять веков раньше, чем в Киевской Руси.

Говоря о черкасах (предки казаков на реке Кубань), австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн (1486-1566) в своей книге «О Московии» (1549-1556 – годы авторского издания) пишет: «Полагаясь на неприступность гор, они не подчиняются ни туркам, ни татарам. Однако русские свидетельствуют, что они христиане, но живут по своим законам, согласны с греками в вере и обрядах и совершают богослужение на славянском языке, который у них в употреблении».

Получается, что славянский язык и христианство у казаков Прикубанья сохранился с IV века и был в употреблении в середине XVI века.

Подобную версию высказал и Андрей Лызлов (казак-сотник, участник Крымских, Азовских походов в своей «Скифской истории» 1692 г.): «Вси татарове, кроме пятигорцев и черкас, закон Махометов от сарацин принятый обычаем турецким отдавна содержат». То есть, пятигорцы и черкасы, как отдельная этническая общность – предки современных казаков, издавна были славянами.

В 632 году на части территории современных России и Украины – в причерноморских и приазовских степях, на Таманском полуострове и Прикубанье – сформировалось мощное государство древних булгар, известное как Великая Причерноморская Болгария. Создателем и первым правителем этого государственного объединения был прямой потомок Аттилы – хан Кубрат.

Здесь, видимо, следует обязательно отметить и отдать дань обстоятельному исследователю украинцу Анатолию Железному, который в своей книге «Очерки предыстории Киевской Руси» написал честно и объективно о становлении Киевской Руси, Русского каганата, Великой Болгарии, о тюрках, русских, украинцах.

Из этих публикаций следует, что славянское государство Киевская Русь образовалось не из полудиких племен полян, северян, древлян и т.д., а возникло путем славянизации уже существовавшего здесь тюркоязычного государства Великая Булгария (Черная Булгария), столицей которого был город Башту-Киоба. Стали известны многие исторические факты и события, происходившие на землях будущей Руси в первой половине I тысячелетия нашей эры задолго до начала русского летописания.

Поскольку Киев по всем канонам считается «мать городов русских», считаем необходимым указать здесь хронологию основания города и его главного строителя из раздела «Рождение Киева» указанной книги исследователя А. Железного: «Входившие в гуннский союз племен протоболгары (гунно-булгары) создали новую державу Великая Булгария. Первым балтаваром (верховным правителем) Великой Булгарии стал хан Кубрат. Летняя ставка хана размещалась в селении, носившем соответствующее название – Балтавар (ныне Полтава). В 619 году балтавар Кубрат поручил своему младшему брату по имени Шамбат построить на приречных горах Днепра крепость для охраны функционирующего здесь купеческого торгового перевоза через реку... Хан Шамбат быстро выполнил данное ему поручение и в 620 году возвел крепость предположительно на Старокиевской горе, на месте существовавшего там торгового поселка-фактории Аскол. С появлением крепости поселок автоматически стал городом. Новый город получил название Башту, т. е. город-голова, по нашим меркам столица, а строитель крепости хан Шамбат стал её первым «градоначальником».

В результате самоуправства и неподчинения Шамбата своему старшему брату Кубрату, верховный хан обозвал строптивого братца изгоем, отщепенцем, отторгнутым, отрезанным от рода, что на тюркском звучит как «Кый». Знакомое словечко. Этот не совсем лестный эпитет так прочно «прилип» к Шамбату, то он вошел в историю не под своим собственным именем, а под кличкой Кый (Кий).

Кубрат-хан оказался не злопамятным и разрешил «блудному» брату доживать свой век в Башту. Умудренный опытом, Шамбат-Кий управлял делами города весьма осмотрительно, за что снискал любовь и уважение горожан. Эта любовь выразилась в том, что люди стали называть город по его прозвищу – Киоба. Умер Кий в 680 году.

Арабский ученый Абу Хамид ал Ан Далузи, побывавший в Киеве в 1131-1153 годах пишет: «И прибыл я в город страны славян, который называется Киев. А в нем тысячи магрибинцев, по виду тюрков, говорящих на тюркском языке. А известны они в той стране под именем печенеги».

Арабские писатели Х века говорят о Куябе, как о крупном городе. О роли черных клобуков в жизни Киевского княжества свидетельствует повторяющееся в летописи выражение «вся земля Русская и чорные клобуки». В состав черных клобуков входили торки, печенеги, берендеи, ковуи. Глава государства носил титул князя Киевского. Были и другие титулы, среди которых «тюркский каганат».

Черные клобуки – у киевлян общее прозвище племен, прикочевавших к лесостепным границам Киевской Руси после того, как Подонские степи заняли кыпчаки-половцы. Русские стали так их называть по внешнему виду – черным барашковым шапкам. Летописцы часто называют их отдельными племенными именами, чаще всего торками и берендеями.

С развитием же русской научной мысли составители летописных сводов не удовлетворились таким примитивным прозвищем и обратили внимание, что эти народы, как выходцы из страны Черкасии, должны называться общим именем черкасов. Поэтому в Московском летописном своде XV в. под 1152 г. поясняется: «Все черные клобуки еще зовутся черкасы».

На основании всех этих летописных данных, русский историограф Н.М. Карамзин и делает свой вывод, что имя казаков древнее Батыева нашествия (1237 г.) и принадлежало торкам и берендеям, которые у русских назывались и черкасами, т. е. также, как и казаки в официальных актах.

От XIII в. прозвище черные клобуки вообще исчезает из летописей, в хрониках и актах появляются их имена – черкасы и казаки.

Миграционные потоки кочевых племен постоянно чередовались в течение V-XIII веков с Востока на Запад. Их путь проходил через донские степи. Других путей не было. Надо полагать, каждый поток оставлял свои следы. Археологи обнаруживают в раннем Средневековье на Дону погребения смешанного типа: славянского, аса-аланского, туранского и черепа подонского населения с явными признаками законченной метисации. На этом основании делается вывод, что бродники получились от смеси племен, живущих вдоль Дона и Донца при хазарах. Археолог М.И. Артамонов предполагает в них славяно-туранскую смесь, а С.А. Плетнева, говоря о погребениях XI века, думает даже, что «похороненный в Таганче воин с булавой был, вероятно, кошевым одного из броднических отрядов, положенным с атрибутами его власти – булавой, по бродницкому, т. е. казацкому обычаю с конем и оружием».

Ригельман Александр Иванович (1720-1789) – русский генерал-майор, инженер, оставил очень обстоятельные труды, касающиеся по большей части казаков. Изданы его книги: «История, или Повествование о Донских казаках из российских и иностранных источников, летописей, древних дворцовых записей и из журнала Петра Великого», Москва, 1778 г. Вторая его книга называется: «Летописное повествование о Малой России и её народе и казаках вообще...». «Начало казаков, - пишет он, - происходит со времени 948 г. от славного победителя татар Касака и по его имени проименовалось воинство его казаками».

«Тридцатью годами позже персидский географ Гудуд аль Алем называет степные пространства Приазовья и Тамани Землей Касак. Судя по сообщениям древних авторов, на Земле Касак жили предки казаков. Прародиной детей степей считают Северо-Кавказскую равнину, Приазовье и берега Дона».

О Касахии в книге «О народах» написал Византийский император Константин VII Перфирородный примерно в середине Х века. В молодости будущий император путешествовал по Причерноморью, посетил Крым и южную часть Хазарского каганата, где наблюдал казаков, которые охраняли государство от проникновения с Кавказа арабов и персов. Так что, по летописным данным возраст казаков более чем 1100 лет!

В академических комментариях к записям византийского императора Константина VII Багрянородного (Х в.) Сигфрид Байер (С.-Петербург, 1744 г.) говорит о Казакии: «Сие есть всех древнейшее казацкого народа поселения упомянутое». Из русских историков Дона первым вспоминает Казакию А. Попов. Его «История о Донском Войске», пройдя все цензурные испытания, увидела свет в 1814 г. На стр. 111 этой книги значится: «Мы усматриваем, что сие Войско издревле называлось Донскими казаками, а земля их Казакиею, ибо на персидском языке Казак – значит Скиф».

В 1660 году в Европе была опубликована еврейско-хазарская переписка первых лиц Испании и Хазарии Х века.

Испанский посол (по другим источникам – главный визирь) из Кордовы еврей Хасдай ибн Шафрут в своем письме спрашивает у правителя Хазарского каганата Иосифа: «Какому народу принадлежат каганат?» - Правитель Хазарии отвечает: «Каса елi», то есть «страна Каса» или «Страна казаков».

Это ключевая фраза первого лица государства. Они, хазары – кочевники, пришли на земли казаков в VII веке. Казаки и в указанное время (Х в.) охраняют южные рубежи государства от проникновения с юга арабов и персов.

Далее в своем письме «хазарский царь Иосиф указывает: «Все аланы, все живущие в стране Каса до моря Кустандины... все платят мне дань». Как видно, «страна Касакия» Багрянородного и «страна Каса» хазарского Иосифа означает одну и ту же страну».

Казахский исследовтель, профессор истории Б.Б. Ирмуханов в своем труде «Хазары и казахи» (2003 г.) отмечает, что арабский историк Ал-Масуди, который в Х веке посетил Северный Кавказ, перечисляет народы Северного Кавказа: лакзы, аланы, хазары, казаки и другие. Масуди указывает, что они сильные и выносливые племена и занимают земли западнее Хазарии и владений алан. Ал Масуди, наряду с термином «кашак», использует и другую форму написания – касак. В этой форме предков адыгов не только называет, но и точно локализует их страну – Казакию. Константин Багрянородный, когда пишет: «За Таматархой есть река по названию Укрух. От Укруха простирается страна Алания». Известно, что Таматарха – это хазарский город на Керченском проливе Самкерц, будущий русский город Тьмутаракань. Реку Укрух исследователи отождествляют с Кубанью. Следовательно, местоположение Касакии – северо-запад от Кавказских гор.

Таким образом, мы имеем четыре независимых источника Х века, где указано, что казаки в их времена жили на Северном Кавказе.

* * *

Современная строго научная точка зрения на происхождение казаков отражена в докладах круглого стола «Генетика – мост между естественными и гуманитарными науками», проходившем 27 июня 2009 г. в Москве на базе Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН и МГУ им. М.В. Ломоносова. Известный московский историк И.Ю. Юрченко ссылаясь на современные результаты генетических исследований казаков, которые прозвучали из выступления кандидата биологических наук О.П. Балановского, отмечает: «Наличие неславянских и в том числе кавказских и тюркских компонентов в этническом облике российского казачества нельзя сегодня подвергать сомнению».

Таков генетический код казаков Донца. Тут уж, как сказать, нельзя ничего ни убавить, ни прибавить.

Казаки были родом из древних скифов. И это – без всякого сомнения!