Промелькнувшая жизнь

События

 
 

Промелькнувшая жизнь

Промелькнувшая жизнь

На Совете Атаманов Семиречья Дмитрий Бочаров был принят в казаки. Этот талантливый человек-воин оказался отличным писателем, составившим эту книгу.

Сборник новелл начинается со слов:

Посвящается всем моим ровесникам, опаленным различными горячими точками.

Всем парням, служившим и служащим...

Бочаров Дмитрий Николаевич - капитан в отставке, служил в Вооруженных Силах Министерства Обороны Республики Казахстан.

В 2002 году получил II группу инвалидности. В 2004 был уволен по состоянию здоровья. В 2014 году вместо II группы инвалидности дали III, но пожизненно.

Пишет рассказы на военную тему, основанные на реальных событиях из его службы в Таджикистане и других регионах.

Если принять за догму, что искусство достигает своей цели, когда застав­ляет человека задуматься, переживать, вызывает эмоции и понуждает к действиям, то автор достиг цели. Выбил «десятку».

Оговорюсь сразу. С автором мы знакомы со школьной парты, которую делили на двоих. Сначала были соперниками (причина сидела за второй партой), потом и друзьями, объединёнными одними интересами и увлечениями. Читали одни и те же книжки про приключения и рыцарей. Рисовали в тетрадках батальные сцены. Ходили на дворовые разборки.

Поэтому читал не спеша, придирчиво. Снова и снова переживая прочитанное, смакуя всю гамму своих ощущений. Читал на работе и дома. Окружающие сразу заметили, что со мной происходит что-то необычное. Сижу ухмыляюсь, хихикаю, надолго ухожу в себя... А я отправился с Димой в прошлое. В наше прошлое. Рожденных в семидесятые (подумать страшно: вторая половина прошлого века) в Советском Союзе, который позже уважительно обзовут Империей Зла. К пионерским кострам и красным галстукам. К фильмам про Электроника и Кортик. И, конечно, к нашей военизированной юности.

Мы даже были вместе вожатыми. Принимали младшие классы в пионерскую дружину и замещали учителей, проводя уроки, на дне самоуправления. Играли в зарницу. Правда в отличие от Димы я после 9-го класса подался в «спецы», о которых он упоминает в рассказе «Курс выживания или шашлык из тушканчика». Как бы потом не говорили, что у нас «Пропавшее детство и цементные игрушки, прикрученные к потолку», все равно было, оно было, и детство, и отрочество, и пламенная юность. Но несмотря на некоторые, малозначитель­ные отличия - я и мои однокашники прошли через то же самое. ПУЦ Погранучилища, через который гоняли и наш «военизированный детский са­дик». Учеба, самподы, наряды. Жаль, что мало тех, кто решился описать ту атмосферу, запечатлеть её для наших детей, а может быть и внуков. Дима всегда был решительнее, взялся, и у него получилось. Закрываю глаза и чувствую запах... Алма-Атинский букет ароматов из нашей щенячьей юности...

Ему ты песен наших спой,

Когда ж на песнь не отзовется,

Свяжи в пучок, емшан степной

И дай ему - и он вернется.

И я вернулся... В белой форме морского офицера и с кортиком. Вернулся к пенистым волнам седого Каспийского моря и к родным бескрайним степям.

Может особо взыскательному читателю покажется угловатыми шутки, неуместными проблемы, которые затрагиваются в сборнике или незатейливым сюжет, но сборник именно таков, какой он есть. Нельзя его причесывать, прилизывать и ка­стрировать. Это правда, такая, какая есть. Не для всех, для тех, кто поймет...

Рядовому обывателю, не обремененному знаниями об истории и геополитике, кажется, что мир исключительно благожелателен к нашему обществу. Мирная жизнь страны обеспечивалась исключительно политикой «нивочтоневмешательства». О событиях в Таджикистане и Кыргызстане, о роли в этих событиях наших военнослужащих практически ничего не известно. Забыто. Тем бо­лее ценно свидетельство очевидца и участника этих событий. С этой точки зрения сборник можно расценивать как военную публицистику.

Капитан 3 ранга запаса

Береговой Охраны ПС КНБ РК Р.Б. ШУРШЕНОВ