Путь в справедливость

События

 
 

Путь в справедливость

Путь

Любой путь по своему отношению к достижению цели (куда хотим попасть) бывает: прямым или кривым по форме, тупиковым (ложным) или проходным (имеющим проход к цели) по содержанию. Коротко попробую обрисовать ситуацию, как я её вижу.

У меня лично имеется чёткое понимание того, что в течение всего периода так называемого «возрождения» казачьего движения, на пути осуществления идей народной демократии, надежд и чаяний атаманов и казаков встречалось организованное противодействие определённых сил. Называть эти силы я не буду, ввиду того что доказательной (фактологической) базы с именами, оперативными псевдонимами и конкретными дезорганизационными мероприятиями, направленными на развал казачьего движения, у меня нет. Есть только косвенные признаки, по которым видно развитие ситуации.

Не надо иметь дар откровения свыше, чтобы увидеть, как развивалось это противодействие «возрождению». В 90-х годах прошлого века появилось достаточное количество казачьих лидеров, в большей степени людей служилых, выходцев из офицерского корпуса Советской армии, людей с аналитическим типом мышления, понимающих глубину трагедии, случившейся с нашим Отечеством в период развала СССР, людей, готовых встать на защиту земли и взять на себя ответственность. Эти люди стояли у истоков. Ими были сформулированы первые цели и задачи, поставленные перед казачеством, как перед силой, способной повлиять на ход развития новейшей истории.

Мы все хорошо помним, сколько надежд возлагалось на казачество, как на самую пассионарную часть русского общества. Изначально, многие это помнят, предполагалось даже формировать казачьи части в составе ВС РФ через призыв. Также в структурах ДОСААФ по допризывной подготовке молодёжи, егерской и пограничной службах использование казаков рассматривалось достаточно серьёзно, на государственном уровне. Эта идея была.

Но сторонники "либеральной модели" допустить возникновение силы, способной предотвратить развал и разграбление страны, не могли. Это нарушало все их планы. И идея опоры на казачество была в 1995 году отброшена. Так, очередным шагом стал закон о создании реестрового казачества, разделившего казаков на так называемый «реестр» и «общественников». В самой же среде «общественников» произошло деление на организации с регистрацией общины как юридического лица и общин, не пожелавших проходить такую регистрацию. Это привело к разочарованию в казачьем движении как таковом, появились казаки, игнорирующие любое объединение, мотивируя свою позицию отсутствием веры в современные казачьи структуры.

Очень скоро в руководстве казачьих организаций стали появляться лица, для которых создание ситуации раскола, создание перманентного дробления крупных объединений на мелкие организации с увеличением атаманско-генеральского корпуса стало нормой. Не обошлось и без физического устранения некоторых лидеров. Приведу один только пример. Так 3 августа 2004 года в 22.43 при подходе к даче в поселке Малино (г. Зеленоград) был злодейски убит Владимир Владимирович Наумов, товарищ Верховного атамана Общероссийской общественной организации — Союза казаков России, учрежденной в 1990 году.

Слова Наумова, обращенные к нам, актуальны и сегодня. Он говорил: «Не могу молчать! Не будучи историком, философом, экономистом, я не претендую на то, чтобы дать ответы на все вопросы, поставленные перед нами смутным временем. Однако, родившись донским казаком, став русским офицером, унаследовав от своих предков чувство любви к Отечеству, преданности Великой, Единой и Неделимой России, я не могу молчать… Молчать далее – преступление, ибо развязка трагедии России близка. Будьте верны, тверды, едины и бдительны» (конец цитаты).

Повседневной реальностью стала компрометация казачества в глазах общественности. Мы видим потерю самого Духа казачества. Были вброшены понятия "ряженые" и "нагаечники". Выполнение казаками полицейских функций, таких как совместное с МВД патрулирование улиц городов, обслуживание (охрана) приборов автофиксации скоростного режима, рыбнадзор, охотнадзор и прочие репрессивные функции, всё то, что позволяет государству в условиях и без того тяжелого экономического положения населения, накладывать дополнительные штрафы на людей, не прибавляет популярности казакам.

Душу продали, тело накормили, а стяжанием Духа никто не занимается. А что нужно для стяжания Духа? Для стяжания Духа нужен подвиг. А где место подвигу в нынешней жизни казачества? Участие в разгоне демонстраций? Было стыдно наблюдать, как в Москве, на одном несанкционированном митинге, из-за спин ОМОНовцев выскакивает молодчик с нагайкой, наносит несколько ударов по студентам и прячется обратно за спины правоохранителей. Где здесь подвиг? Здесь Духом и не пахнет. И ведь это кому-то нужно. И этого не понимают те, кто, называя себя казаками, участвует в такого рода акциях, подставляя всё казачество под либеральную критику. А им, либералам, этого только и надо.

Охрана общественного порядка дело, безусловно, нужное, и я ни в коем случае не оправдываю ни провокации Навального, ни нарушения ПДД автолюбителями. Но это задача государства. И использование в виде репрессивного инструмента одного народа против остальной многонациональной России – это путь к гражданской войне. Представим на минуточку, что полицейские функции в масштабе всей страны будут переданы какому-нибудь другому этносу: татарам, чеченцам, бурятам, а может в рамках международных договоров, например, китайцам. Какой будет общественная реакция на такого рода действие? Её предсказать очень легко – этническая ненависть и шовинизм, со всеми вытекающими последствиями. В данной формулировке я исхожу из того, что казаки – это народ, часть большого русского суперэтноса, часть русского мира, русской цивилизации. Если же какое-либо казачье общество во взаимоотношениях с государством взяло на себя его надзорные или карательные функции, оно не имеет права заявлять свою принадлежность казачеству. Наденьте форму приставов или полицейских и выполняйте честно и добросовестно взятые на себя обязательства.

Также бытует общественное мнение, что казаки интересны только самим себе и занимаются только самолюбованием. В 90-е годы, став "лучиком надежды", казачество превратилось в "бренд", модное течение. В стране начали создаваться и создаются до сих пор псевдоказачьи организации, в которые верстается люд, к казачеству имеющий очень спорное отношение. Люд, для которого казачьи традиции, уклад жизни и мировоззрение, являются только ярким образом из художественных фильмов, песен Розенбаума, а в лучшем случае произведений Шолохова.

Неприятие казачества в российском обществе имеет свою подоплеку – несоответствие внешнего образа внутреннему содержанию. Это несоответствие вызывают недоумение у обывателя. Люди высмеивают слабость к наградам, так называемым «иконостасам» с небывалым количеством «крестов», чинам и должностям типа «вселенский атаман» или «начальник контрразведки казачества». Также вызывают недоумение казачьи генералы, в подчинении которых может не оказаться ни одного казака.

Так что же делать, если 25 лет "возрождения" показывают нам, что нас не объединить? А почему не объединить? А потому, что правда у каждого своя. У каждого своё видение ситуации и понимание развития событий. И ведь проблема ещё глубже. Как примирить потомков "красных" и "белых" казаков? Как понять тех, кто ушел во Францию, в Турцию, в Китай, Австралию? Можно ли простить тех, кто воевал друг против друга у Сталина и у Гитлера? Ведь мы один народ! Народ-войско. Вопросов больше, чем ответов. И если мы неспособны, как показывает опыт, объединиться, если мы не можем договориться о том, чтобы что-то вместе делать, возможно, стоит сосредоточиться на том и договориться о том, чего нам вместе делать категорически не следует.

Например, казакам, казачьим обществам не следует поливать друг друга грязью. Это важно! Возникающие споры решать с максимальным учётом мнения всех сторон. Слушать и слышать друг друга. Переходить от форм монолога к диалогу и полилогу. Ни при каких обстоятельствах не выносить проблемы и конфликты, возникающие в казачьей среде, на обсуждение и суд широкой общественности. Для российского общества, да и не только для России, для всего мира, казаки должны стать монолитом, твердым как гранит. Нам нужен некий "кодекс молчания", дающий право жить рядом друг с другом без ушатов помоев.

Членство в партиях тоже вызывает много вопросов, особенно наличие такой партии как КПРФ (не путать с коммунистами - зюгановцами) - "Казачья партия Российской Федерации" – структура, явно созданная для очередного дробления казачества.

Куда не кинь, везде клин. Везде засада. Концептуальные ловушки... Но казак сиднем сидеть не будет, он просто этого не умеет, он человек действия. Тогда возникает вопрос, куда девать врожденную казачью пассионарность, этот нематериальный актив народа?

Для этого нужна цель. Нет цели, не подо что ставить задачи. Больше того скажу, нужна мечта. Мелкие, "местячковые хотелки" ни к чему не приведут. Желание урвать хоть что-нибудь, из выделяемых государством на казачество бюджетных денег, ничего не решит. Может быть, брать государевы деньги даже вредно. Теряется независимость. Потеря независимости ведёт к потере воли. Нет воли, негде проявляться Духу. Стремление вытребовать обратно исторические казачьи земли, или автономии типа острова Сахалин – утопия, правители на это не пойдут. Нужна МЕЧТА в глобальном масштабе. А для этого нужно целостное мировоззрение. И до тех пор, пока речь будет идти о мелких, внутренних, шкурных интересах, а не о мечте человечества, сердца не зажечь. В СССР была мечта человечества. Союза не стало, мечту отменили... А сегодня у кого-нибудь есть мечта мирового масштаба? Есть. У евреев – "Царство народа божьего", у китайцев – "Великая срединная империя", в мусульманском мире – халифат. А у нас?

Но если цель невидна, то вероятность достижения цели стремиться к нулю. Стало быть, если у казаков нет виденья своего будущего, то и вероятность попасть в это "своё" будущее неимоверно мала. Поэтому с определения целей надо начинать. И первое, что нужно сделать – определить образ будущего.

Отсюда возникает ещё ряд вопросов. Братцы, а кто мы? Чего мы стоим? В чём наша ценность? А ценность наша в нашей самобытности, в нашей неповторимости. В способности к независимости и самостоятельности. А как мы можем почувствовать, что мы чего-то стоим? Как пройти этот этап осознания ценности самих себя? Ответ на поверхности – наследие предков. Народ-войско – это ведь тоже огромного стоит!

Когда казакам жилось легко? Никогда этого не было. Когда государство помогало казакам? Никогда не помогало. А почему не помогало? Слишком самостоятельные, слишком независимые. Поэтому, опираясь на наследие Ермака, Платова, других великих атаманов, а дальше через них, как через общий корень – на связи с казаками в Европе, Азии, Австралии, Америке и т.д. мы сможем решать любые стоящие перед нами задачи, все вместе, как социальное явление, как феномен русского народа – абсолютно любые задачи.

Но задачи ставятся под конкретную цель. И цель эта – куда хотим попасть. Нужен образ будущего. Походы "за идею" никуда не приводят. Национальная идея скомпрометирована, интернациональная тоже, либеральная – неприемлема. Ничего не работает... Да и не может работать, так как в России признаётся идеологическое многообразие. Никакая идеология не может быть установлена в качестве государственной или обязательной (ст.13 пп. 1, 2 Конституции РФ).

Что же делать? Надо становиться выше. Нужен наднациональный, надконфессиональный, надпартийный взгляд на сложившуюся ситуацию. Это можно сделать только на основе чувства справедливости. Вот она цель – СПРАВЕДЛИВОСТЬ. Царство ПРАВДЫ! Добиться этого можно, если ставить духовное выше материального, ставить справедливость выше писаных законов, ставить общественное выше частного, ставить служение – выше владения, ставить власть выше собственности.

Стало быть, вопросы отношений внутри казачьего сообщества, это вопросы этики. А этика отвечает на вопросы: "что должно, что можно и чего нельзя". И только через этические нормы мы сможем подойти к осознанию, к поиску пути и построению справедливого будущего.

 

Вольный казак Денис Мокринский,

Омск