Во имя единения Востока и Запада

События

 
 

Во имя единения Востока и Запада

Блаженны миротворцы,

ибо они будут наречены

сынами Божиими.

(Мф. 5:9)

 вывеска 1

«Фетерхене Тимофее», так нежно называли старого русского казака немцы, ведь сентиментальные мюнхенцы видели в бородатом старце олицетворение самой России. Тимофей Васильевич Прохоров русский отшельник в Мюнхене, «олимпийский еремит», построивший из оставшихся после войны обломков православный храм во имя единения Востока и Запада.

 Двор

На первый взгляд – совершенно невероятная история: как кучер из казачьей станицы мог стать известной личностью в третьем по величине городе Германии, «первым победителем Мюнхенской Олимпиады», другом бургомистра и хорошим знакомым королевы Швеции? Однако эти факты невозможно отрицать!

старики

Он волей судьбы оказался далеко от своей Родины, но все 114 лет, которые прожил (19.01.1890 – 14.07.2004), был предан ей, верен России и готовый в любое мгновение прийти на помощь всем, кто обращался к нему за поддержкой, что породило любовь и уважение к нему жителей и гостей Мюнхена.

Тимофей с матушкой

Тимофей Васильевич Прохоров родился 19 января 1890 года на хуторе Федулов Багаевского района Ростовской области в семье донского казака, в которой воспитывалось шестеро детей в духе патриотизма и преданности Родине, что впоследствии вызвало их неприятие советской власти. Кара за это неприятие была жестокой – родителей раскулачили, троих братьев Тимофея расстреляли, его сёстры всю жизнь терпели лишения. Тимофей, его жена и двое малолетних детей сбежали в город Шахты, где казак до начала войны работал шахтёром, а в 41-м был призван в армию.

Тимофей Васильевич Прохоров

История началась во время Второй мировой войны. В 1942 году со своей дивизией попал в окружение под Ростовом, вернулся домой и, чтобы прокормить семью, вынужден был работать в оккупации конюхом. (Он с детства любил лошадей, эта любовь не раз помогла ему выжить в плену и уже в Мюнхене, куда он перебрался из Австрии в 1955 году). Тимофей Прохоров имел телегу и лошадь, развозил уголь по казачьим станицам. Всё это у него реквизировали отступающие немецкие войска, и Тимофей пошёл с ними.

строительство церкви

Сам он рассказывал, что ему явилась Божья Матерь, повелела идти на запад и построить там церковь. Что касается чудесного явления, которое, по рассказам Тимофея, повторилось потом ещё не раз, и после долгих мытарств по Италии, Австрии, где к Тимофею присоединилась его соратница Наташа, пара, велению Богородицы, пришла в Мюнхен.

Внутри церкви панорама

В Мюнхене Тимофей Прохоров с Наташей своими руками при участии таких же бывших пленных русских на территории заброшенного аэропорта – руинной горы, куда свозили остатки разрушенного американскими бомбёжками города, построил свою «усадьбу» и церковь Девы Марии, исполнив тем самым наказ, явленный ему в видении в самый критический момент его жизни. Без всякой строительной техники и посторонней помощи сумели возвести церковь, жилой дом и базилику, развели сад, пасеку, по словам многочисленных посетителей, устроили «райский уголок». И это притом, что в Германии он всегда являлся иностранцем без гражданства и по сути проживал в Мюнхене незаконно. За это поначалу даже попадал за решётку. Но с тех пор много воды утекло, было немало и других попыток снести жилище Тимофея Прохорова с пустыря в районе пригорода Обервизенфельд. Старый казак устоял и даже расширил границы своей обители.

Тимофей Васильевич Прохоров 1

Тимофей стал известной в городе личностью, к нему потянулись верующие католики и православные, представители других конфессий, бургомистр Христиан Удэ навещал старика обязательно с подарками от города и за дружеским застольем в маленьком домике, построенном на южнорусский лад, любил вспоминать, как мальчишкой крал яблоки из сада деда Тимофея.

сад

Прожив в Мюнхене почти 60 лет, Тимофей Прохоров смог стать для горожан и огромного количества гостей, которые приезжали из различных стран мира, «фетерхеном Тимофеем». Он выстоял в споре за сохранение церкви Девы Марии с самим Олимпийским комитетом, который принял решение о сносе всех построек и выселении упрямого «старца». Но против этого решения поднялась волна протестов жителей Мюнхена, представителей СМИ и прихожан православной церкви, которая подтвердила уважение и любовь к Тимофею, как к человеку, который излучал добро, всегда стремился оказать посильную помощь всем, кто в ней нуждался. Усадьбу Тимофея защитили от разрушения. Обер-бургомистр Мюнхена Христиан Удэ лично обратился в Олимпийский комитет, и комитет изменил своё решение. Архитекторы Олимпиады переделали план – перенесли своё строительство на 500 метров в сторону! Вот тогда-то газеты и назвали русского старика первым победителем Олимпиады.

лавочка 1

Уже после смерти Тимофея Васильевича в июле 2004 года было принято решение о присвоении усадьбе статуса музея. В этом факте – всё уважение немцев к «иностранцу», который достойно жил, творил добро, вызывал всеобщее уважение и гордость горожан за русского батюшку. Люди обращались к нему и в радостные, и грустные моменты жизни, и всегда он находил слова утешения, ободрения, молился за страждущих. Удивительно, как обычно чопорные, сдержанные немцы в обществе отца Тимофея превращались в раскрепощённых, открытых людей, а их дети с удовольствием прикасались своими ручонками к бороде «фетерхена» и щебетали что-то на своем языке, который он, не зная в совершенстве немецкого, всё равно прекрасно понимал.

церковь фасад

…Однажды к калитке Тимофея подошла молодая женщина, но не вошла. Тимофей узнал в ней студентку, которая приходила к нему несколько лет назад попрактиковаться в русском языке, обрадовался и пригласил: «Почему стоишь, входи, дитя!» «Не могу... Без охраны не имею права входить в частные владения», - ответила королева Швеции Сильвия, которая на минутку оторвалась от сопровождающих и пришла навестить доброго дедушку. Он до конца жизни молился за неё и её детей. В музее, который открыт сейчас в домике Тимофея Прохорова, на одном из стендов есть фотография, где старец обнимает Сильвию.

изба Прохорова

Возможно, память о казаке-старце Тимофее Прохорове объединит родовых, не родовых, красных, белых и всех прочих казаков. Возможно, казачьи образования перестанут, как амёбы, размножаться делением. Мюнхенский батюшка построил хутор во имя примирения Востока и Запада, и мы всех призываем к примирению.

Пока мы осматривали церковь и музей, во двор дома Тимофея Прохорова пришли еще несколько групп туристов. «Не зарастёт народная тропа...».

 

«Русский Штутгарт»,

«Семейный союз казаков Германии»,

Доктор технических наук, профессор, родовой казак Владимир Тимофеевич Прохоров,

Мюнхен-Штутгарт