События

 
 

200 лет устроителю Семиречья

"Народ, переставший гордиться прошлым, забывший прошлое,
не будет понимать и настоящего.
Он станет равнодушным ко всему, отупеет
и в конце концов превратится в стадо скотов".
А.С. Иванов, "Вечный зов"

Колпаковский 1

Детский приют города Верный Мариинско-Александровская (домовая приютская) церковь.
Находилась в здании Верненского детского приюта, в его центральной части.
Само здание приюта сохранилось до наших дней без куполов и охраняется как памятник архитектуры и градостроительства местного значения.

 

В день Герасима-грачевника – 4 марта – всегда отмечал свой день ангела Герасим Алексеевич Колпаковский — первый генерал-губернатор Семиречья, воин, ученый, строитель и земледелец. 16 марта ему исполнилось 200 лет. Дух захватывает от того, как много сделал этот человек для России и Казахстана.

 

Проезжая через поселок Узун-Агач Алма-Атинской области, нельзя не заметить великолепное сооружение, находящееся на самой высокой точке. Старожилы называют его памятником Колпаковскому. Связан он со знаменитым сражением и одним из отцов-основателей Верного — первым генерал-губернатором Семиреченского края Герасимом Алексеевичем Колпаковским. Это его, участника множества военных походов и войн, по ходатайству генерал-губернатора Западной Сибири Г. Х. Гасфордта в 1858 году назначили на должность начальника Алатавского округа и пристава киргизов Большой Орды (Старшего жуза). До этого Колпаковский был адъютантом Гасфордта, и на его место прибыл 18-летний корнет Чокан Валиханов.

 

Родившийся 16 марта 1819 года Герасим Колпаковский сызмальства мечтал служить Отечеству по примеру героев войны 1812 года. Его военная биография началась со службы рядовым, и лишь спустя десятилетие нелегкой походной жизни, Колпаковский получил первый чин – унтер-офицера. Потом были звания полковника (1860), генерал-майора (1862) и генерал-лейтенанта (1871), ордена Святой Анны, Святого Владимира и Святого Георгия, Белого Орла и Святого Александра Невского.

 

Назначение Колпаковского было не случайным. Гасфордт предвидел будущее значение Семиречья как культурной окраины, могущей по своим почвенным и климатическим условиям дать больше блага, чем холодная Сибирь. Он рассчитывал, что Колпаковский как уроженец Малороссии с ее живописными садиками и хуторками, познакомившийся и с более высокой земледельческой культурой во время молдавского и венгерского походов, приложит свое старание и энергию к тому, чтобы создать нечто подобное и в Семиречье.

 

Генерал не ошибся. С первых шагов своей административной деятельности Колпаковский старался привлечь к культурной работе местное население. Убедившись в непрочности каменных строений, сложенных на глине, он поручил специалисту-технику разыскать в окрестностях Верного известь.

 

Колпаковский одним из первых осознал, что форт Верный должен стать торгово-промышленным и культурным центром края, потому и пригласил сюда видных ученых, землеустроителей, лесников, садоводов, взявшись за обустройство будущего центра.

 

В 1867 году город представлял собой административную единицу, состоящую из невзрачных строений слободок и станиц, в которых проживало 10 тысяч человек. В первую очередь военный губернатор Семиречья возбудил перед Министерством государственного имущества ходатайство об отводе земель под строительство нового города, образовал Комитете по устройству города и организовал группу во главе с архитектором П. М. Зенковым (отцом знаменитого вернинского инженера-строителя Андрея Зенкова, положившего начало эре сейсмостойкого строительства в Алматы) по разработке проекта застройки. В состав комитета вошли архитекторы, строители, военные инженеры и главный лекарь, по одному депутату от каждого сословия, местная знать в лице султана Тезека и аксакала Сейдалинова. Участниками собрания был составлен «Свод правил по устройству Верного», заложены основы культуры градостроительства, традиции, некоторые из которых соблюдаются до сих пор.

Колпаковский

 

В проекте были указаны места для будущих площадей, парков, садов, гостиного двора, дома губернатора, учебных заведений. Улицы шириной в 16 саженей планировалось обсадить двойными рядами деревьев с обеих сторон. Осуществлять орошение предусматривалось из питающегося водами Малой Алма-Атинки Головного арыка (которого еще и в помине не было) и отводов от него по каждой улице.

 

Утверждения проекта высокими петербургскими инстанциями и официального отвода земель под город ждать не стали – военно-строительный отряд инженер-капитана Ф. Гуминского приступил к строительным работам. Строительство Верного шло днем и ночью. Помимо военных в него включились гражданские лица. Вырастали дома, выстраивались улицы. У генерал-губернатора Г. А. Колпаковского не было в запасе ни минуты, ни часа, ни года – он должен был построить город, и он этим занимался.

 

Колпаковский прилагал все усилия, чтобы установить добрые отношения между казахами и русскими переселенцами, заботясь о защите последних и не дозволяя ни малейшего насилия и несправедливости к первым. Мирному ходу работ по заселению нового края препятствовала обстановка на южной границе. Осенью 1860 года 20-тысячная кокандская армия вторглась в Заилийский край. И хотя тактика ее была хорошо продумана, Колпаковский опередил врага. Возглавив отряд из 800 человек, он нанес кокандцам жестокое поражение на реке Кара-Кастек под Узун-Агачем. В этом бою он подтвердил суворовский тезис, что побеждают не числом, а умением.

 

Весть о победе под Узун-Агачем прогремела не только по степи, но и вызвала восхищение в Петербурге. Всем нижним чинам было выслано по рублю серебром и множество знаков отличия для наиболее достойных. Колпаковскому было присвоено звание полковника и вручен орден св. Георгия IV степени.

 

Поражение кокандцев имело важное значение. С этого времени наступательные действия в этой местности перешли к России. Так завершалось начавшееся в 1731 году присоединение Казахстана к России. Став с этого времени генерал-губернатором Семиречья, командующим войсками и наказным атаманом казачьих войск, Колпаковский деятельно принялся за устройство края. В Верный были приглашены высококлассные специалисты — как уже говорилось, архитекторы П. Зенков и Г. Серебряников, лесоводы А. Фетисов и братья Баумы, историки Н. Аристов и Н. Пантусов, фотографы Лейбины, художник Н. Хлудов и другие. Предметом особой заботы были лесопосадки. Городские власти строго следили за их сохранением и приумножением. «Дровяное топливо» заменялось кизяком, скот с территории лесопосадок немедленно выдворялся. Чтобы исключить вырубку деревьев в окрестностях Верного, губернатор установил там охрану. Нарушителей наказывали в судебном порядке. До сих пор горные ущелья — Бутаковское, Лебединское, Каменское и другие — сохранили имена тех защитников природы. По приказу губернатора каждый горожанин должен был посадить два тополя, а во дворах сажались плодовые деревья.

 

Домовладельцы периодически составляли «именные списки» с указанием состояния деревьев. Нужный для разведения садов посадочный материал (семена, черенки плодовых деревьев и пр.) отпускался из верненского казенного сада бесплатно.

 

В 1865 году бывший крепостной крестьянин Егор Редько, уезжая из Воронежской губернии в Семиречье, взял с собой несколько саженцев яблони «апорт» (в кадках). И хотя путь на перекладных занял более года, он бережно хранил эти саженцы. По приезде в Верное садовод-любитель высадил их, и ничем не примечательный у себя на родине «апорт» дал великолепные по вкусу и величине плоды. Первоначально его называли «редьковским яблоком». За выведение этого уникального сорта Герасим Алексеевич вручил Егору Редько Большую золотую медаль.

 

С переездом воронежских переселенцев садоводство в Верном начало быстро развиваться. Колпаковский поощрял садоводов подарками, денежными пособиями, и вскоре весь город превратился в сплошной сад. А в 1878 году губернатор в виде опыта выслал три колоды пчел сельским жителям на Иссык-Куле. Условия Иссык-Кульской котловины оказались самыми лучшими, и пчелы начали быстро размножаться. За развитие садоводства и пчеловодства, которое начало распространяться в Пишпеке, Пржевальске и других частях области, Колпаковский был награжден медалью Бутлерова.

 

Известно, что Колпаковский был членом Императорского общества любителей естествознания, этнографии и антропологии. Он вел переписку с Чарльзом Дарвиным и другими британскими учеными, несмотря на обостренные внешнеполитические отношения двух империй. Помогал экспедициям Ч. Валиханова, И. Мушкетова, Н. Северцова, Н. Пржевальского. Собирал восточные рукописи в походах по Туркестану, проводил подводные исследования Иссык-Куля. Организовывал в России и Европе этнографические выставки, отображавшие обычаи, традиции, быт народов Степного края. Изделия казахских мастеров экспонировались на Парижской всемирной выставке 1868 года (ювелирные и ковровые изделия, одежда), на Политехнической выставке в Москве в 1872 году (музыкальные инструменты). Его многогранная деятельность была отмечена Большой золотой именной медалью Императорского общества. Благодаря деятельности «первого головы Семиречья» в Верный приезжали экспедиции различных научных обществ. Знаменитый сибирский краевед Н.А. Абрамов сделал первое описание Алма-Аты.

 

Согласно реформе 1867-1868 годов, волостных управителей, аульных старшин, суд биев выбирал народ. В 1875 году Г. А. Колпаковский стал попечителем Туркестанского учебного округа. Он занимался созданием первых казахских школ и гимназий, отбирал самых одаренных ребят и направлял их на учебу в Москву, Казань, Омск и Петербург. Он учредил в Верном приют и братскую школу для детей-сирот всех национальностей и вероисповеданий. В 1870 году в Верном стали выходить «Семиреченские областные ведомости», действовали четыре типографии. За отсутствием театра появилось «Общество любителей драматического искусства», ставились пьесы Н.В. Гоголя и А.Н. Островского.

 

Летом 1872 года во избежание распространения гулявшей по России холеры был издан циркуляр. Все дворы, арыки, улицы, окрестности населенных пунктов очищались от мусора. Улицы ежедневно поливались водой. Было запрещено полоскать белье в ключах, откуда бралась вода для пищи, продавать некоторые виды овощей. Эпидемия обошла стороной Жетысу.

 

По инициативе губернатора Колпаковского в Верном был создан музей, а при нем — библиотека. В 1877 году здесь же был учрежден пансион при мужской гимназии с общежитием и полным содержанием учащихся. Открытием детского приюта было положено начало заботе о детях-сиротах и беспомощных родителях — без различия происхождения и вероисповедания. По приказу Колпаковского был основан Ботанический сад с зоопарком. Когда в России начался сбор средств на памятник Пушкину в Москве, его поддержали и в Семиречье.

 

Патриот Семиречья, Колпаковский был хорошо осведомлен о технических новинках своего времени. Еще не было построено ни одного километра железных дорог в азиатской части России, а он уже хлопотал об их строительстве в Семиречье. Трудом Колпаковского, этого талантливого, отлично понимавшего суть дела администратора, создавались богатейшие казачьи станицы и крестьянские села. К 1894 году в области было 6 городов, 29 казачьих станиц с выселками, 29 крестьянских сел с населением выше ста тысяч человек. С течением времени начали возникать вокруг Верного хуторки. Герасим Алексеевич часто разъезжал верхом по заимкам, беседовал с хозяевами. Объезжал он также горные пустыни Тянь-Шаня и прибалхашские степи. Вслед за ним и чиновники рангом поменьше тоже стали лично объезжать вверенную им округу.

 

11 декабря 1881 года Герасим Алексеевич был удостоен звания Почетного гражданина города Верного. Его дом находился на месте современного здания Театра оперы и балета им. Абая. Впоследствии Колпаковского назначили генерал-губернатором Степного губернаторства, куда входили Акмолинская, Семипалатинская и Семиреченская области, а в 1889 году он был зачислен членом Военного совета Российской империи и уехал в Петербург. Там, в Северной Пальмире, он жил на Невском проспекте и, по-видимому, тосковал по своим любимым детищам — Верному и Семиречью. Иначе и быть не могло — ведь под солнечным небом Жетысу прошли лучшие годы его жизни и были сделаны славные дела на благо общества. До последних дней он вел переписку со старыми друзьями из Верного.

 

К моменту своей кончины Герасим Алексеевич Колпаковский был членом Военного совета Российской империи, четырехзвездным генералом. Выше – только фельдмаршал. Умер Герасим Алексеевич после тяжелой болезни 23 апреля 1896 года. Умирая, он завещал хранить в церквях Верного и Узун-Агача свои ордена святого Георгия Победоносца. Воля генерала от инфантерии была выполнена, и в ноябре 1899 года награды эти были переданы. Похоронен Герасим Алексеевич в Петербурге, за алтарем Троицкого собора Александро-Невской лавры рядом с женой, которая скончалась двумя годами раньше. У него было двое дочерей и сын. Дочь Александра, в замужестве Базилевская, скончалась при родах. Вместе с младенцем захоронена в Пушкинском сквере (ныне Парк 28 панфиловцев) в Верном. Вторая дочь — Мария, жена генерала Топорнина — умерла в Ташкенте. Сын Алексей, скорее всего, погиб в годы гражданской войны.

Колпаковский 2

Магазин тканей Кызыл Тан.
Исхак и Кутдус Габдулвалиевы создали настоящую торговую
империю. Это здание – одна из визитных карточек дореволюционной
Алма-Аты.

 

В память о Колпаковском были названы улицы в Верном (ныне проспект Достык) и Пишпеке, село в Семиречье, ледник в Терскей Алатау, первый пароход на реке Или, городское училище. Учреждено было несколько стипендий в учебных заведениях края. «Семиречье полно имени Колпаковского. Если бы о нем не говорили люди, то говорили бы города и селения, которые он основал, сады и рощи, которые он насадил, дороги, которые он проложил, буйные реки, которые он впервые обуздал мостами, поля сражений, на которых он обращал в бегство варварские полчища, наконец, приюты, богадельни, школы, которые открылись благодаря его стараниям. Это был один из тех, редких людей, в руках которых все то получает жизнь, до чего прикасаются они». Так вспоминал о первом генерал-губернаторе весной 1900 года областной врач Н.Л. Зеланд.

 

В 1910 году в честь 50-летия Узун-Агачской битвы в Пушкинском парке Верного, напротив Кафедрального собора был установлен бюст Колпаковского. В Узун-Агаче был воздвигнут памятник, посвященный знаменитому сражению. Его установили на высоком холме, и он служил украшением селения. На открытие этого памятника и бюста в Верном приезжали родственники губернатора. Шел сбор денег на памятник Колпаковскому в Семиречье, но установке его помешала Первая мировая война. Однако фонд не исчез. На «похудевшие» за военное время деньги в 1917 году в Верном открылась первая детская площадка (впоследствии ставшая детским садом).

 

Потом пришло новое время, а вместе с ним и другие герои. Следом за уходящей эпохой стало исчезать имя Колпаковского. В 1918 году бюст семиреченского губернатора был разрушен. С узун-агачского обелиска исчезла надпись, а на вершине холма осталось лишь деформированное металлическое знамя. Что находилось на навершие древка, можно только догадываться. Вероятно, там было изображение креста ордена святого Георгия, как у наградных знамен той эпохи. В настоящее время памятник восстановлен на личные средства Верховного Атамана Всемирного Союза Казачьих Атаманов Захарова Юрия Филипповича. Это последний след, связанный с именем Колпаковского — человека, так много сделавшего для расцвета нашего края.

 

Основатель города Верного, он был одним из тех редких людей, «в руках которых все то получает жизнь, до чего прикасаются они».

 

В субботу 16 марта в честь 200-летия со дня рождения генерала Г.А. Колпаковского в Крестовоздвиженском казачьем соборе Санкт-Петербурга проведена торжественная панихида в честь героя Отечества, дважды удостоенного ордена св. Георгия, основателя и администратора городов и сел, в т.ч. города Верного (ныне Алматы), военного деятеля, ученого, семьянина. В воскресенье 17 марта панихида была проведена в Свято-Никольском кафедральном соборе Алматы.

 

По материалам различных изданий и публикаций